Calendar

August 2017
S M T W T F S
« Jul    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Archives

ClustrMaps

        

Previous visitor totals:

My Android Apps

  • Movies by Flixster
    ★ Voted the best "At Your Service" app in Google Play Store for 2013 - Google Play★ "A terrific app for learning about what movies are playing." - PCWorld.com★ One […]
  • TweetCaster for Twitter
    TweetCaster has a gorgeous look with an intuitive interface that makes it super easy to use while packing in tons of features. Optimized for both phones and tablets, TweetCaster has been highly […]
  • Easy Tether Lite (No root)
    Carrier-independent tethering for your Android phone. EasyTether shares Internet connection from your smartphone with your computer, tablet and router.It supports […]
  • Layar
    Connect digital content with the real world with Layar - the world’s #1 augmented reality app.Scan print materials enhanced with Layar to view rich digital experiences right on top! […]
  • Aldiko Book Reader
    Download one of the best Android eBook Readers now!★The leading eBook application for the Android platform★25+ million users from over 200 countriesDifferences between the […]
  • WebSharing (WiFi File Manager)
    WebSharing enables you to wirelessly transfer files to and from your phone or tablet using a web browser. You can play and manage music, view your photographs, and manage files on your device using […]
  • Lookout Security & Antivirus
    Lookout Security & Antivirus offers top-notch protection against mobile threats, phone loss and theft. With your registered email, you will be able to log into […]
  • Remote Desktop Client
    **ON SALE for $9.99 (regular price: $14.95)!**Xtralogic Remote Desktop Client for Android enables you to connect to your Windows computers across the Internet from a mobile device powered by […]
  • Log Collector
    Collects a device log and sends it to a developer using a method (email, messaging, etc.) of your choice. The log data is vital to troubleshoot a crashing, or otherwise misbehaving […]
  • Docs To Go™ Premium Key
    Work from anywhere: View, edit, and create Microsoft® Office files & view Adobe PDF® files on your Android smartphone and/or tablet with the original & #1 selling mobile Office suite […]

Photos

Так у нас  начиналась зима. Но так и не началась..

Login

“Россия вредит Америке тем, что объявила войну наркотикам”…

Если вы думаете, что кто-то сошел с ума, то…

Я лишь перевел заголовок статьи из “Washington Post” “Russia’s war on drugs is hurting America”.

By Danielle Allen July 28

Danielle Allen is a political theorist at Harvard University and a contributing columnist for The Post.

While we’re on the subject of Vladi­mir Putin, it’s worth noting another way Russia is working against U.S. interests. Russia is helping to sustain the war on drugs. In fact, Russia has become the world’s most aggressive defender of maintaining the war on drugs, outdoing even countries such as Iran. Iran, for instance, supports things such as needle exchanges for heroin users; Russia does not. And Russia’s hard-line stance on the drug war is bad for us.

The contrast with a country like Iran means that Russia’s social conservatism is an insufficient explanation for its stance. To understand its motives, we need to look elsewhere. One reason for Russia’s aggressive position on the war on drugs may be that members of the Russian oligarchy appear to be profiting from the illegal drug economy. A second reason must surely be that Russia can see clearly that modern prohibition is weakening the United States, its historical geopolitical competitor.

How does Russia make its influence felt in ways that matter for the rest of us? The current executive director of the U.N. Office on Drugs and Crime is Yuri Fedotov. Fedotov was the Russian ambassador to Britain during the polonium poisoning in London of Alexander Litvinenko. As Samuel Oakford has reported for Vice news, Litvinenko, shortly before his death, completed a report alleging links between Viktor Ivanov, recent Russian drug czar and confidant of Putin, and St. Petersburg-based mafia at a time when those organizations were involved in drug trafficking. The complex structure of corruption in Moscow makes it challenging to probe the significance of such connections, but for whatever reason, the Russians have used their role at the U.N. Office on Drugs and Crime and on the U.N. Security Council to block reform.

In April, for the first time since 1988, the United Nations held a special session of the General Assembly on global drug policy. In the intervening decades, powerful movements for reform have developed in South and Central America, in Europe, and also here in the United States. Uruguay is about to begin implementing the first legal national-level state sale of marijuana. Mexico is in the process of liberalizing its marijuana laws. Portugal has legalized marijuana, decriminalized other drugs by making use of them subject to administrative fines instead of criminal penalties, and embraced a policy of harm reduction, which refers to the effort to reduce the harms that flow from drug use instead of trying to achieve an end to drug use. For reformers, one of the main goals for the General Assembly special session was to have language supporting harm reduction, decriminalization and an acknowledgment of the failure of the drug war included in the U.N. protocols. Russia succeeded in blocking these efforts.

While individual countries will go their own way and pursue reform at the national level, the continuance at a global level of the language of prohibition and a focus on a criminal justice instead of a public-health strategy for narcotics control will slow reform. Domestic arguments about whether harm reduction, legalization and decriminalization make sense will unfold against a backdrop of international protocols where those ideas have not been endorsed.

But what does Russia get out of slowing down efforts to end the war on drugs? A Brookings Institution report by New York University scholar Mark Galeotti calls out corruption in the Russian Federal Security Service forces and a tendency on the part of Russians to view international law enforcement through the lens of geopolitical rivalries and as a tool for “asserting regional hegemony.” Legal methadone clinics, so the argument runs, according to Oakford, would undercut an important source of revenue for Russian drug-trafficking organizations involved in corruption networks with the security forces.

And what about the geopolitical stakes? Russia believes that its heroin problem was caused, even perhaps intentionally, by the United States with the destabilization of Afghanistan. But Russia can also surely see that the war on drugs is weakening the United States. Every year Americans of all races collectively spend $100 billion to buy illegal drugs. As a country, we then bear costs of roughly $100 billion a year from fighting the crime related to illegal drugs and from the loss to productivity caused by incarceration. Our national defense budget, by way of contrast, is $600 billion a year. If you want a competitor to be thrown off focus by a distraction, a project that drains its resources at this scale annually would seem welcome.

Then there is the social division spawned by the war on drugs. The burdens of mass incarceration and the increased capacity of the police for violence have fallen most heavily on African Americans and Latinos, despite the equal-opportunity use of drugs by whites, blacks and Latinos. The combined impact of racial disparities in mass incarceration and in the application of police force has now, in 2016, brought about the most severe racial split that our country has seen in a long time.

This racial division isn’t merely depressing and dispiriting. It isn’t merely material for politicians from either party to exploit. It also weakens us as a country. Any country where citizens are engaged in intense conflict and controversy among themselves has a reduced capacity to play an impactful role in the world. What the war on drugs has done to us is good news for Russia.

And here it is worth remembering that “law-and-order” Donald Trump would double down. When Trump invokes his mighty wall on the Mexican border, he often extols as a virtue that it will keep the drugs out. Every time I hear crowds chant, “Build the wall,” I can’t help but think about the all the tunnels that international drug traffickers have already constructed underneath our border. A Trump wall would go up; the web of drug tunnels would go under.

At this point, our situation is already crystal clear. The drug war is not solving the problems of either addiction or crime. It is, however, tearing our social fabric, and that weakens us as a country, including within the geopolitical order. Trump and Putin are on the same page here. With regard to the war on drugs, they are aligned in pursuing a policy that makes America weaker.

Отсюда.

Для тех, кто плохо читает на английском, несколько переведенных цитат из статьи. Избранные места, так сказать…

“… Следует отметить еще один способ, с помощью которого Россия причиняет ущерб американским интересам. Россия помогает вести войну с наркотиками. Фактически Россия агрессивнее всех прочих стран мира требует продолжать борьбу с наркотиками, обойдя даже такие государства, как Иран… И жесткая позиция России в области борьбы с наркотиками вредит нам…”

“В последние десятилетия в Южной и Центральной Америке, в Европе и США сложились мощные движения, требующие реформ. Уругвай собирается впервые разрешить государственную торговлю марихуаной. В Мексике идет процесс смягчения законов о марихуане. Португалия легализовала марихуану и вывела использование прочих наркотиков из уголовной сферы, сделав караемым штрафом административным правонарушением, одновременно продвигая политику снижения вреда, то есть, добиваясь смягчения вреда от употребления наркотиков вместо полного прекращения употребления. Для реформаторов Генеральная Ассамблея должна была перенять язык снижения вреда, декриминализации и признания провала войны с наркотиками, включенного в протоколы ООН. (И вот – барабанная дробь:) – Россия (Сцуко) смогла блокировать эти усилия.”

“На данный момент наша ситуация кристально ясная. Война с наркотиками не решает наши проблемы ни с преступностью, ни с зависимостью от наркотических веществ. При этом она разрывает нашу социальную ткань и ослабляет нашу страну, в том числе, в геополитическом порядке. Трамп и Путин занимают одну позицию в этом отношении. В отношении войны с наркотиками они объединены в проведении политики, которая ведет к ослаблению Америки…”

Перевод взят отсюда.

Уровень жизни в России в XVII – XIX вв…

На мой взгляд, очень интересно.

Об уровне жизни русских в 17 – 19 вв. можно узнать по свидетельствам иностранцев, посетивших Россию. Иностранцам нет нужды заниматься приукрашением действительности чужой для них страны.

Интересные записки оставил Юрий Крижанич, хорватский богослов и философ, в 1659 году прибывший в Россию. В 1661 он был отправлен в ссылку в Тобольск за еретические воззрения. В ссылке он провёл 16 лет, где написал трактат «Политика», в котором тщательно рассмотрел экономическое и политическое положение России. Он с негодованием писал:

«Люди даже низшего сословия подбивают соболями целые шапки и целые шубы… а что можно выдумать нелепее того, что даже чёрные люди и крестьяне носят рубахи, шитые золотом и жемчугом?.. Шапки, однорядки и воротники украшают нашивками и твезами, шариками, завязками, шнурами из жемчуга, золота и шёлка… Следовало бы запретить простым людям употреблять шёлк, золотую пряжу и дорогие алые ткани, чтобы боярское сословие отличалось от простых людей. Ибо никуда не гоже, чтобы ничтожный писец ходил в одинаковом платье со знатным боярином… Такого безобразия нет нигде в Европе. Наигоршие чёрные люди носят шёлковые платья. Их жён не отличить от первейших боярынь…» Вот что писал он о хлебе насущном: «Русская земля по сравнению с Польской, Литовской и Шведской землями и Белой Русью гораздо плодороднее и урожайнее. Растут на Руси большие и хорошие огородные овощи, капуста, редька, свекла, лук, репа и иное. Индейские и домашние куры и яйца в Москве крупнее и вкуснее, нежели в упомянутых выше странах. Хлеб, действительно, на Руси сельские и прочие простые люди едят намного лучший и больше, нежели в Литве, в Польской да Шведской землях. Рыба также добывается в изобилии…»

Адам Олеарий, будучи секретарём посольства, посланного шлезвиг-голштинским герцогом Фридрихом III к персидскому шаху, побывал в России в 1634 и 1636-1639 гг. Он писал: «Вообще по всей России, вследствие плодородной почвы, провиант очень дёшев, 2 копейки за курицу, 9 яиц получали мы за копейку…» А вот другая цитата из его записок: «Так как пернатой дичи у них имеется громадное количество, то её не считают такой редкостью и не ценят так, как у нас: глухарей, тетеревов и рябчиков разных пород, диких гусей и уток можно получать у крестьян за небольшую сумму денег…»

Перс Орудж-бек Баят (Урух-бек), который в конце 16 века был в составе персидского посольства в Испанию, где обратился в христианство и стал именоваться Дон Хуан Персидский, оставил аналогичные свидетельства относительно дешевизны еды в России: «Мы пробыли в городе Казани восемь дней, причём нас так обильно угощали, что кушанья приходилось выбрасывать за окно. В этой стране нет бедняков, потому что съестные припасы столь дёшевы, что люди выходят на дорогу отыскивать, кому бы их отдать…»

А вот, что пишет венецианский торговец и дипломат Барбаро Иосафат, в 1479 году побывавший в Москве: «Изобилие хлеба и мяса здесь так велико, что говядину продают не на вес, а по глазомеру. За один марк вы можете получить 4 фунта мяса, 70 куриц стоят червонец, и гусь не более 3 марок. Зимою привозят в Москву такое множество быков, свиней и других животных, совсем уже ободранных и замороженных, что за один раз можно купить до двухсот штук…»

Адольф Лизек, состоявший секретарём при австрийских послах, бывших в Москве в 1675-м году, по простоте душевной отмечает, что в России «птиц так много, что жаворонков, скворцов и дроздов не едят…» Т. е. эти птицы в России не считаются снетными…

В СРИ ГН за время Тридцатилетней войны (1618-1648) было уничтожено около сорока процентов населения. В результате в Ганновере власти официально разрешили торговлю мясом людей, умерших от голода, а в некоторых областях СРИ ГН было разрешено многожёнство для восполнения людских потерь. Надо же с кого-нибудь взимать налоги!

Определенный интерес представляют записки Шарля-Жильбера Ромма, активного участника Великой французской революции. С 1779 по 1786 год он проживал в России, где работал учителем и воспитателем графа Павла Александровича Строганова. Совершил три путешествия по России. Вот что он писал в 1781 году в своём письме Г. Дюбрёлю: «Крестьянин считается рабом, поскольку господин может его продать, обменять по своему усмотрению, но в целом их рабство предпочтительнее той свободы, коей пользуются наши земледельцы. Здесь каждый имеет земли больше, чем может обработать. Русский крестьянин, далёкий от городской жизни, трудолюбив, весьма смекалист, гостеприимен, человечен и, как правило, живёт в достатке. Когда он завершит заготовку на зиму всего необходимого для себя и своей скотины, он предаётся отдыху в избе (isba), если не приписан к какой-либо фабрике, каковых в этой области много, благодаря богатым рудникам, или если не отправляется в путешествие по своим делам или по делам господина. Если бы здесь были лучше известны ремёсла, у крестьян было бы меньше времени для досуга в тот период, когда они не заняты сельским трудом. И господин, и раб получили бы себе от этого пользу, но ни те, ни другие не умеют рассчитывать свою выгоду, поскольку ещё не достаточно прочувствовали необходимость ремёсел. Здесь царит простота нравов и довольный вид никогда бы не покидал людей, если бы мелкие чинуши или крупные собственники не проявляли жадности и рвачества. Малочисленное население области во многом является причиной изобилия всего, что необходимо для жизни. Продовольствие стоит так дёшево, что, получая два луидора, крестьянин живет весьма зажиточно… Повсюду, мой дорогой друг, и у стен Версаля, и за сто лье от него, с крестьянами обращаются столь варварски, что это переворачивает всю душу чувствительному человеку. Можно даже сказать с полным на то основанием, что здесь их тиранят больше, чем в отдалённых провинциях. Считается, что присутствие сеньора должно способствовать уменьшению их бедствий, что, увидев их несчастья, эти господа должны постараться помочь с теми справиться. Таково мнение всех, у кого благородное сердце, но не придворных. Они ищут развлечения в охоте с таким пылом, что готовы пожертвовать для этого всем на свете. Все окрестности Парижа превращены в охотничьи заповедники, из-за чего несчастным [крестьянам] запрещается выпалывать на своих полях сорняки, которые душат их хлеб. Им разве что разрешено бодрствовать ночи напролёт, выгоняя из своих виноградников разоряющих их оленей, но не дозволено ударить никого из этих оленей. Работник, согбённый в рабской покорности, часто понапрасну тратит своё время и умение, служа напудренным и вызолоченным идолам, которые безжалостно гонят его, если только он вздумает попросить плату за свой труд…»

А.С. Пушкин отмечал: «Фонвизин в конце XVIII в. путешествовавший по Франции, говорит, что, по чистой совести, судьба русского крестьянина показалась ему счастливее судьбы французского земледельца. Верю… Повинности вообще не тягостны. Подушная платится миром; барщина определена законом; оброк не разорителен (кроме как в близости Москвы и Петербурга, где разнообразие оборотов промышленности усиливает и раздражает корыстолюбие владельцев)… Иметь корову везде в Европе есть знак роскоши; у нас не иметь коровы есть знак бедности…»

Другой английский путешественник, Роберт Бремнер, в своей книге «Экскурсии по России», изданной в 1839 г., писал, что «Есть области Шотландии, где народ ютится в домах, которые русский крестьянин сочтёт негодными для своей скотины…»

А вот, что писал русский путешественник и учёный Владимир Арсеньев про жилище крестьянина в своей книге «По Уссурийскому краю», в основу которой легли события его экспедиции по уссурийской тайге в 1906 году: «Внутри избы были две комнаты. В одной из них находились большая русская печь и около неё разные полки с посудой, закрытые занавесками, и начищенный медный рукомойник. Вдоль стен стояли две длинные скамьи; в углу деревянный стол, покрытый белой скатертью, а над столом божница со старинными образами, изображающими святых с большими головами, тёмными лицами и тонкими длинными руками… Другая комната была просторнее. Тут у стены стояла большая кровать, завешенная ситцевым пологом. Под окнами опять тянулись скамьи. В углу, так же как и в первой комнате, стоял стол, покрытый самодельной скатертью. В простенке между окнами висели часы, а рядом с ними полка с большими старинными книгами в кожаных переплётах. В другом углу стояла ручная машина Зингера, около дверей на гвозде висела малокалиберная винтовка Маузера и бинокль Цейса. Во всём доме полы были чисто вымыты, потолки хорошо выструганы, стены как следует проконопачены…»

До 1917 года простой русский народ жил в целом не беднее, а зачастую и богаче, чем народы Западной Европы.

Отсюда.

Расставание с ЖЖ…

В “Живом Журнале” интересно. Здесь много очень интересных людей.

Здесь много моих друзей.

К сожалению, это очень интересное место придется покинуть.

Нет, это не обида. Обидеть меня чем-то довольно сложно. Уже давно так.

Просто, так получилось, что пишу я в ЖЖ, не напрямую, а через кросспост из моего личного блога.

С началом этого года, а может быть это случилось в конце прошлого года, но мои посты перестали кросспоститься. Что-то там опять “усовершенствовали” знаменитые программисты СУПа. Что они сделали и как, теперь уже не важно. Я пытался писать в техподдержку, и на русском писал и на английском.

Без ответа, конечно же…

Факт тот, что кросспост в ЖЖ запрещен не вообще и всем, а только с каких-то определенных адресов. Адрес моего блога вошел в пул тех “счастливчиков”.

Почему это произошло? — Не знаю. Причин не знаю тоже.

Если кто-то хочет меня найти, то, вы можете оставлять вопросы и в ЖЖ. Просто постов моих больше здесь не будет.

Найти меня можно во многих местах Сети. В моем блоге, в Фейсбуке, в Твиттере, В Контакте. Можно спросить у Гугла и у Яндекса, в конце концов…

Можете просто мне написать, и я отвечу…

Спасибо вам всем большое! Если кого-то обидел чем-то, очень прошу прощения. Все-таки, я писал в ЖЖ восемь лет. С разной активностью, конечно, но — восемь лет

Почему-то я думаю, что с настоящими друзьями мы не потеряемся.

Настоящего друга потерять невозможно.

Конечно же, если этот друг — настоящий.

Еще раз, — всем спасибо!!! Счастья вам всем!!!

Обычно я, в заголовках своих постов, ставлю многоточие. Как возможность продолжения. В каком-то смысле, как Надежду…

В заголовке этого поста, в ЖЖ, я ставлю точку.

И как вам?..

В Новом году, как вам живется?

У нас он вот только часа три как наступил, так что, я еще и не понял, каков он?

“…Но не было подлей” — ©

Очень хороший текст про наше “демократическое” прошлое.

Про хлынувший тогда алкогольный суррогат в виде спирта “Royal”, наверное, и нет смысла говорить. Молодежь пила по-черному, и все происходящее тогда напоминало пир во время чумы.
На улицах было дикое количество беспризорников, бомжей и малолетних проституток. Каждого из них могли унизить, купить, убить. Просто так, ради глума. Вообще к любому человеку тогда мог докопаться какой-нибудь беспредельщик. Смазливую девушку могли просто запихать в машину средь бела дня и увезти в неизвестном направлении. Обращаться в милицию было бесполезно. Помню, как доктор из женской консультации, в которой я тогда работала, пришла на работу совершенно в невменяемом состоянии: она пыталась заступиться за девчонку, которую два бугая силой засовывали в машину, за что получила ударом кулака в лицо. «Скажите спасибо, что Вас не убили», – сказали мы ей. А кое-кто еще и покрутил пальцем у виска, нечего, мол, лезть, куда не просят. Одна сотрудница так начиталась тогда книжек про карму, что свято уверовала, что каждому воздается по заслугам и этой девушке, получается, тоже. «А если бы на месте этой девушки была твоя дочь?» – спросила я у нее, (а ее дочери было тогда почти 16 лет). Сотрудница вспыхнула и закричала – «Не смей переходить на личности! У моей дочери своя судьба!» Тогда царила атмосфера страха и невмешательства. И мне кажется, нет ничего более унизительного для человека, чем чувствовать себя трусливой крысой. А бояться было чего. Ведь вся эта разлюли-малина 90-х начиналась с ненормальной романтики. Пацаны специально заучивали криминальный жаргон, ботали по фене и уверяли, что живут по понятиям, не понимая, что вся эта словесная мишура в прошлом. Что наступил беспредел, когда, зачастую, прежде, чем вести разговоры, тебя могли просто завалить, не поинтересовавшись, какой ты там пацан в натуре – правильный или гнилой? Если за тобой не стоял авторитет с крутым именем, и если интересы этого авторитета вступали в противоречие с другим авторитетом, тебя, даже не слушая, могли прикончить как щенка, особенно, если с тебя и взять было нечего. Если было, что взять, то отобрав, например, твою машину, тебя могли поставить “на счетчик”, предъявив тебе, что влез не туда, куда нужно.
Северное кладбище Ростова в геометрической прогрессии пополнялось свежими могилами, на которых через год появлялись памятники с фотографиями «пацанов-пацанчиков» в спортивных костюмах, среди них бесславно лежали умершие от алкоголя и наркоты. Последние большей частью пополнили кладбища малых городов и станиц. И уж совсем тихо умирали тогда от инсультов и инфарктов их родители, а так же забытые всеми тогда ветераны Великой Отечественной и патриоты России, не пережившие развала страны.
Я привела лишь одну сторону той жизни, не коснувшись нищеты, голода и разрухи, которые с лихвой испытало большинство населения нашей страны. В то время годами не выдавали зарплаты и пенсии. Многим людям буквально нечего было есть. Говорят, что тогда хлынуло изобилие в наши магазины. В больших городах выбор продуктов был, но не все могли позволить себе купить их, потому людям приходилось питаться американскими окорочками да индюшиным фаршем, которые скупались оптом. И это в лучшем случае. Большинство перебивалось на макаронах, а то и на болтушке из муки и воды.
Многие из нас именно тогда дотумкали, к чему привела перестройка – к намеренному уничтожению нашего сельского хозяйства, к варварскому развалу нашей советской экономики, признанной в конце 80-х неэффективной.

Полностью, — здесь.

Сам очень хорошо помню то время.

Я работал тогда на телефоне “доверия”. Мой номер телефона был в открытом доступе, а потому звонков у меня было очень много и очень разных. Как-то, незадолго до моего отъезда, у меня раздался звонок.

Говоривший был очень уверен в себе. Первое, что он сделал, это назвал себя.

Фамилия была очень знакомой. Она тогда была на слуху у многих астраханцев. Это был один из “хозяев” города. Нет, не из официальных лиц. Почти всех очень больших начальников города Астрахани я знал очень хорошо и очень со многими был знаком лично. Звонивший был не из них.

— Антон, я оставлю тебе номер телефона. Если что-то будет нужно, — звони!

Конечно же, этой возможностью я никогда не воспользовался и не собирался. Но я очень хорошо помню мысли, которые появились у меня после этого звонка. Я и до этого очень многое видел и понимал. Но, в тот момент, я очень отчетливо понял, что России, как Государства, больше нет.

И это просто удивительно, что Россия, какая бы она ни была сейчас, продолжает быть.

Еще, — к предыдущему…

К этому.

Чистой воды истерика, имеющая мало общего с реальностью.
Могу предположить, что это до некоторой степени отражает реалии Мюнхена, но не Германии в целом (Мюнхен отличается от типичного немецкого города не меньше, чем Москва от типичного российского города).

Плюс местами прямое вранье, вроде 30% безработицы – столько можно насчитать если ее отсчитывать от всего населения, включая младенцев и глубоких стариков. Если же считать нормальным образом, то получается порядка 5% (вдвое меньше, чем 10 лет назад – что не в малой степени объясняет почему немцы готовы терпеть внешнеполитические выбрыки Меркель).

Еще один пример прямого вранья, это недоброжелательное отношение к русским. За почти 15 лет в Германии я встречал это не более пары раз. В некоторых слоях довольно распространено не слишком хорошее отношение к Путину и российской политике, но на людей это не распространяется.

Рассуждения об “экспроприации квартир” вообще, похоже, из раздела “слышал звон, да не знаю где он” и, скорее всего, объясняются слабыми познаниями автора текста в немецком языке (из встречавшегося мне, ближе всего к этому призывы к тем, у кого есть такая возможность, добровольно принять у себя беженцев – согласитесь, на экспроприация мало похоже). Хотелось бы понять, откуда это взялось – может я упустил что-то?

Поддержка массовой миграции большинством немцев тоже из раздела “полет фантазии” – сторонники этого, безусловно, встречаются, но это подавляющее (хоть и крикливое) меньшинство.

Честно говоря, по стилю напоминает “дочь офицера”.
Продолжать можно долго

Отсюда.

Немного истории о Чистоте..

Любопытный пост о грязи в “цивилизованной” Европе.

Прошу прощения за “нечистую” тему.

«Руанский сифилис и парижская грязь исчезают только вместе с теми, кого они коснутся», — говорит старинная пословица. Необходимость вдыхать удушающий запах этой грязи вынудила монсеньора Альфонса дю Плесси де Ришелье, кардинала-архиепископа Лионского, примаса Галлии, который, не дрогнув, лечил больных чумой в своей провинции, отказаться от поездок в Париж даже тогда, когда его призывали туда важные дела, связанные с религией».
(Эмиль Мань Повседневная жизнь в эпоху Людовика XIII)

Только в XIX веке во Франции произошел сдвиг в деле «сортиростроения» – появляются кабинки с короткими дверями, откуда всегда торчали чьи-то ноги. Стояли они не где-нибудь в тенечке, а на тротуарах главных улиц. Но в Латинском квартале Парижа еще в конце XIX века нечистоты просто пускали течь по улицам – там до сих пор в середине каждой улицы есть такая характерная ложбинка. Тогда дамам самое главное было – чтобы туда не попал подол платья…

Также, несмотря на столь полно данное описание Парижа, у некоторых возникли сомнения в адекватности описания. Например теми, кто все же в какой-то степени усомнился в описанной глобальной парижской грязи, было замечено, что я ничего не написал об уборках улиц: «ведь не может такого быть, чтобы в Париже совсем не было дворников!»

Да были, конечно. И даже глобальные чистки города устраивались, и медали по этим поводам чеканились. Оба раза:-) Хотя Вебер утверждает, что профессия мусорщика появилась только в XVIII веке, уборки проводились и до того. Вот что по поводу стандартных уборок улиц пишет французский историк Эмиль Мань:

«Перед зданиями появляются лакеи и горничные. Вооружившись метлами, они сбрасывают в канавы-ручьи (протекающие где с двух сторон, где только посередине улицы) скопившиеся на тротуарах-берегах отбросы и объедки, облив их перед тем несколькими ведрами воды. Вдали звонит колокольчик. А вот и мусорщики с их тачками. В качестве кортежа при них выступают “подбиральщки” – черные, как дьяволы: при помощи лопат и метел они “снимают пенки”, то есть собирают с поверхности накопившейся грязи все, что могут. После их ухода обнажается нижний, неискоренимый слой. И зловоние усиливается, потому что грязь разворошили. Тем не менее туалет улиц считается законченным».

(Эмиль Мань Повседневная жизнь в эпоху Людовика XIII)

Так что бороться с грязью – что с дворниками, что без – было бесполезно. А куда же вывозили дворники то дерьмо, которое им все же худо-бедно удалось собрать? На это нам ответит Юджин Вебер: «С 1781 года Монфокон, расположенный на северо-востоке Парижа был единственной городской свалкой. Прежде там стояли виселицы, и трупы преступников разлагались вместе с дохлым зверьем среди вздымавшихся все выше гор мусора. С навозной вонью мешалась вонь гниющих туш, которые привозили со скотобоен».

Просуществовала она долго:

Полностью, — здесь.

Еще немного, оттуда же.

Continue reading “Немного истории о Чистоте..” →

Еще немного о Независимости…

На этот раз, о Независимости другой страны.

Документ

Вот интересно, если этот документ не является фальшивкой, то…

Что можно сказать о Независимости страны, Премьер-Министр которой получает такие вот документы?

Найдено здесь.

Всех устраивающее…

По поводу Крыма…

Короткий комментарий на тему сегодняшнего предложения из Брюсселя – давайте вы проведете в Крыму под наблюдением ОБСЕ еще один референдум, а мы может быть присмотримся к его результатам.
Довольно дешевая попытка поставить под сомнение результаты референдума 2014 года. Ловушка нехитрая – если Россия соглашается на подобный референдум, то этим она косвенно признает, что с референдумом 2014 года, что-то не так и надо заново принимать решение по Крыму. Впрочем на эту уловку не поддались и послали ЕС лесом. Вице-премьер Крыма так прокомментировал предложения о новом референдуме в Крыму.

“Мы дважды не повторяем. Это форменная глупость. Нечего тут давать особо умные и ценные советы. Пусть лучше разберутся и дадут объективные комментарии по поводу того, что в Донбассе происходит. Пусть комментируют нарушение прав и свобод человека на Украине. Доказывать каждый раз непонятным людям, что ты не верблюд, — русские люди этого делать не будут, не будут унижаться ни перед кем, особенно там перед всякими потерявшими доверие международными организациями”.

Отсюда.

У меня есть предложение, которое может устроить всех. Провести в Крыму референдум, с наблюдателями от всех сомневающихся сторон. На референдуме всего один вопрос:

“Нужно ли проводить повторный реферндум, о принадлежности Крыма России?”.

С Днем Независимости, Господа!

Что это было?..

Интересно, где-то есть какие-то логи работы, а если совсем точно, “неработы” ЖЖ?

Я больше 12-ти часов подряд не мог загрузить ни одну страницу.

Возвращаясь к тому, с чего начал:

Что это было?

Или это только у меня?