Weather

My Archives

Calendar

ClustrMaps

Login

Моя музыка…

Продолжение к этому.

То, о чем я хочу написать сегодня, уже заезжено у нас. Не знаю, по какой причине это произошло, но в СССР эта музыка звучала на всех “больших” похоронах. Почему-то, у нас это большое произведение связывают с трауром.

На мой взгляд, не очень много можно найти музыкальных произведений, в которых было бы столько Света.

И — Надежды.

Не траура, а — Надежды.

Адажио Альбинони.

О Сирии…

И о не начатой войне. Статья не новая, но — интересная.

На мой взгляд.

Год назад, 21 августа 2013, произошла, по-видимому, одна из самых крупных военных провокаций в современной истории, которая едва не привела мир к ещё одной войне на Ближнем Востоке, но была предотвращена в основном усилиями российской дипломатии.

В этот день один из дальних пригородов Дамаска, Восточная Гута, подвергся массированной химической атаке, жертвами которой оказались сотни жителей. Число жертв неизвестно до сих пор, из разных источников назывались цифры от двухсот до полутора тысяч человек.

США и другие западные страны в первые дни после атаки обвинили в атаке правительство Асада и обьявили что оно переступило “красную линию”, которую они сами назначили для Сирии, и заявили о подготовке атаки на вооружённые силы и правительственные обьекты Сирии и военной помощи боевикам оппозиции. Подобное развитие событий двумя годами ранее в Ливии (где западные страны обвинили праящий режим в расстреле “мирной” демонстрации в Бенгази) привело к вооружённому вмешательству и падению правительства Каддафи.

Но с самого начала этих событий Восточной Гуте были заметны множество обстоятельств, заставляющих сомневаться в предложенной США и союзниками версии событий. Во-первых, химическая атака была крайне невыгодна правительству Асада по политическим соображениям, но чрезвычайно выгодна его противникам. В последние месяцы, с весны 2013 года события развивались в благоприятном плане для сирийского режима. Правительственные войска перешли к наступлению на большинстве фронтов, на других – положение стабилизировалось. К августу 2013 практически не было военных участков где бы правительственые силы теряли позиции. Это предтавляло разительный контраст с ситуацией годичной давности, середины 2012, когда боевики наступали почти по всем фронтам и западные комментаторы смаковали что режиму осталось жить считанные недели.

В политической ситуации тоже произошли разительные перемены. Самой крупной из них стал военный переворот в Египте в начале июня 2013, сместивший президента Морси, представителя радикальной организации “Братьев Мусульман”. Новая военная администрация Египта сразу дала понять что она, в отличии от Морси, не заинтересована в поддержке сирийской оппозиции, и начала восстанавливать отношения с правительсвом Асада, Но, помимо практического, события в Египте имели и очень большое символическое значение. Фактически они означали конец идеи поддерживаемой Западом “Арабской весны”, которая якобы должна привести к освобождению и демократическим преобразованиям в арабском мире. Египет – главная страна региона – в результате этих революций пришёл к резкому падению экономики, росту экстремизма, разграблению и уничтожению многих культурных ценностей, в конце концов – к ещё более репрессивному режиму чем во времена Мубарака. Не лучше обстояли дела и в Ливии, которая в результате падения Каддафи оказалась разделена на зоны влияния различных группировок и “полевых комнадиров”, всё чаще воюющих между собой. К лету 2013 заметно уменьшилась и поддержка возможной интервенции в Сирии в общественном мнении на Западе, когда стало ясно что наиболее боеспособные формирования сирийской оппозиции – радикальные исламистские головорезы, а не “демократы”, оказавшиеся в основном салонными шаркунами в европейских столицах, без заметной поддержки внутри самой Сирии.
Continue reading “О Сирии…” →

Когда ее перестанут слушать?..

Вот об этом.

Взято у Анатолия Шария.

Потрясающий фильм…

…Это я о фильме “Camp X-Ray”.

Потрясающий, в самом прямом понимании этого слова.

Фильм о тюрьме, которую Обама обещал закрыть в самом начале своего первого срока. О Гуантанамо.

Уже прошло 6 лет, как Обама обещал закрыть тюрьму. Тюрьма, по-прежнему, там же, где и была.

Две сцены. Молитва заключенных и, одновременное поднятие флага.
Сцена, где героиня говорит Али, держащему лезвие около своего горла, что у Льва должен быть выбор.

Какой-то, совсем не голливудский фильм. Ни одного спецэффекта, даже ни одной капли крови.