Weather

My Archives

Calendar

July 2020
S M T W T F S
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

ClustrMaps

Login

Александр Твардовский. Я убит подо Ржевом

К открытию мемориала, как раз об этом.

 

Александр Твардовский

Я убит подо Ржевом

 

Я убит подо Ржевом,
В безыменном болоте,
В пятой роте, на левом,
При жестоком налете.

Я не слышал разрыва,
Я не видел той вспышки,—
Точно в пропасть с обрыва —
И ни дна ни покрышки.

И во всем этом мире,
До конца его дней,
Ни петлички, ни лычки
С гимнастерки моей.

Continue reading “Александр Твардовский. Я убит подо Ржевом” →

На злобу дня. Точнее, — по теме.

Вот, нашел в Сети.

Здесь.

Пушкинский взгляд на ресторан “Pushkin” в Сан-Диего

Дул бриз с океанского брега,
Гулял по шестой авеню.
Вставал трудовой Сан-Диего
Навстречу тревожному дню.

А день намечался не томный:
Съезжался народ с разных мест
Продолжить хотя и погромный,
Но антирасистский протест.

Собравшись, они утром рано,
Кто с битой, а кто со стволом,
Решили: начнем с ресторана,
Есть “русский” один за углом.

И в путь свой отправились пеший,
Витрины по ходу круша…
Вдруг нищий, одетый, как леший
Навстречу бредёт, не спеша.

Избушка на ножках – наколка
Была у него на руке.
К тому же он серого волка
Выгуливал на поводке.

Все дружно шарахнулись влево –
Что, блин, за тревожный звонок?
Вдруг видят: на дереве – дева,
Причем, почему-то, без ног.

На ветке сидит с пистолетом,
Красиво болтая хвостом.
И шашни заводит при этом
С сидящим на клумбе котом.

А кот, сразу видно, – учёный,
Глазищи сверкают огнём,
А в лапах “калашников” чёрный,
И цепь золотая на нём.

В толпе не на шутку струхнули,
А кто б не обделался тут?
Они к ресторану свернули,
И поняли: их уже ждут.

Там витязей десять на страже
Застыли стеною людской,
Еще два десятка на пляже
И с ними их дядька морской.

Добить окончательно чтобы,
Старуха стоит у окна
И грузит кассетные бомбы
В какую-то бочку она.

Такого шального забега
Оравы седых мужиков
Не видел уже Сан-Диего
Наверное пару веков.

Будь ты хоть воришка, хоть Голем,
Ты должен навеки понять,
Что мы никому не позволим
На Пушкина руку поднять!

Кричат сан-диегцы друг дружке:
Кто нас от погромов спасёт?
Ответила мэрия: Пушкин.
Который теперь у них – всё.

Александр Келлер (2020)

Талантливый и веселый у нас народ. Чем его проймешь?!

 

Как ловили генерала Власова

Еще немного, про Власова.

С документами.

Советское правительство осознало опасность сотрудничества с гитлеровцами плененного в июле 1942 года бывшего командующего 2-й Ударной армии Волховского фронта генерал-лейтенанта А.А. Власова. Руководство силовых структур СССР стало разрабатывать планы прекращения деятельности предателя. Планировался как захват Власова (“изъятие”) и вывоз в Москву, а в случае невозможности – физическое уничтожение.

Разработкой этих планов занимались сразу несколько инстанций и несколько разных групп исполнителей: Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД), его разведывательный отдел и спецотделение ЦШПД по организации и руководству специальными операциями по ликвидации видных военно-политических чинов немецко-фашистской армии и предателей, Главное управление контрразведки Наркомата обороны СССР (Смерш) и вновь образованный Наркомат государственной безопасности (НКГБ СССР).

Выполнить задания по поимке или уничтожению Власова оказалось не так-то просто. Установить точно местонахождения генерала никто не смог. Довольствовались разноречивыми слухами, вплоть до того, что Власов арестован немцами.

В результате сложной агентурной работы минскому агенту Соколок удалось завербовать капитана РОА Вальтера Краубнера, которому дали оперативный псевдоним Дедушка. 20 августа 1943 г. Дедушку срочно вызвали в Берлин. Все попытки связаться с ним и передать ему письма, деньги, яд были безуспешны.

Только 27 ноября 1943 г. Краубнер возвратился в Минск и с большим трудом был выведен из города. По сообщению Дедушки, он пытался дважды совершить покушение на Власова, но оба оказались неудачными. Он смог в Берлине купить ампулу с отравляющим веществом и в середине ноября 1943 г. две трети дозы из ампулы в пищу Власову перед обедом подмешала девушка, работавшая на кухне. Но внезапно, перед обедом, генерал был вызван в Министерство пропаганды, где и пробыл до вечера. Обедал он в министерстве, а отравленную пищу пришлось выбросить. Второй раз, в вино, получаемое в школе РОА, оставшуюся дозу яда высыпал Дедушка. Однако никакого воздействия отравляющее вещество не оказало…

Документы РГАСПИ, содержащие сведения о попытках обезвредить А.А. Власова любым путем, отложились в фонде ЦШПД (Ф. 69). Документы фонда о попытках поймать или ликвидировать Власова имеют в основном оперативный характер. Это разведывательные сводки и выписки из них, спецсообщения, планы разработок отдельных операций.

Отсюда.

Арест генерала Власова..

Кажется, сегодня 75 лет..

Утром ген. Власов, ген. Буняченко, подполк. Николаев, кап. Антонов и еще несколько офицероз штаба уселись в четыре легковых автомашины и в сопровождении двух американских офицеров и американского танка, выехали из замка (в селении Лнарже — прим. автора) по направлению к Баварии. Джип с американскими офицерами ехал во главе колонны, за ним следовала автомашина ген. Буняченко, которой управлял подполк. Николаев. Рядом с ним сидел еще один офицер (майор Рыл — прим. автора), а на заднем сидении были ген. Буняченко и я (Игорь Пекарский — прим. автора). Далее следовали еще три автомашины, а в последней из них находился ген. Власов. Колонну замыкал американский танк.

Все мы, кроме ген. Власова, были переодеты, полностью или частично, в штатскую одежду, с форменной одежды мы устранили знаки различия и званий.

Выезжая из деревни, мы увидели закрытую автомашину, возле которой стоял какой-то сержант РОА в форме, но без знаков воииского различия и кокарды. Когда мы к нему подъехали, мы услышали, как он спрашивает подполк. Николаева: «Куда вы едете, господин подполковник?». На это Николаев ответил, махнув при этом рукой: «Поезжай за нами, Миша». Еще некоторое время мы продолжали путь, а потом замедлили, т. к. мы приближались к мосту. В эту минуту машина, возле которой стоял Миша, нас опередила и встала поперек дороги, между нами и джипом таким образом, что вся колонна должна была остановиться. Из машины вышел советский капитан (Якушев, командир батальона из бригады полк. Мишенко — прим. автора), подошел к нашей машине, обратился к ген. Буняченко и попросил его пересесть в его машину и следовать за ним в комендатуру танковой части, через территорию которой мы проезжаем.

Keep on reading!

“Obamagate”…

Вот только так. Никак иначе..

Sean Hannity opened his television program Monday by zeroing in on what President Trump has dubbed “Obamagate,” slamming former President Barack Obama and his administration for their role in the Russia investigation and the investigation of Michael Flynn.

“Remember National Security Adviser Susan Rice, remember, she went back, she sent herself a very unusual email,” Hannity said. “… She references the president’s January 5th meeting in the Oval Office on January 20th, 15 days later, and said that Obama said he wanted all the investigations to be done by the book.”

“Why are you writing this on Trump’s inauguration day? Why is Susan Rice memorializing a meeting about Flynn in the Oval Office?” Hannity asked rhetorically. “Do everything by the book, Obama said. Can it be any more obvious that the person that lied on five Sunday shows about Benghazi was scared to death that Obama’s plotting and scheming would soon be exposed?”

Отсюда.

Coronavirus Death Toll…

Это все из официальных источников. С сайта CNN и с сайта стопкоронавирус.рф

В Мире — 2468733 — 169794 — 6.8%
В США — 782159 — 41816 — 5.3%
В России — 47121 — 405 — 0.85%

Такая вот, печальная картина в цифрах на сегодня.

Российские санкции: почему «изоляция невозможна» (Financial Times, Великобритания)

Генри Фой (Henry Foy)

Она стреляет ракетами, летящими со скоростью два километра в секунду, и может поражать цели, двигающиеся в два раза быстрее. Она способна одновременно взять на прицел 80 различных вражеских самолетов, дронов и крылатых ракет на расстоянии в 400 километров и засечь боевые самолеты-невидимки, которые ранее уклонялись от обнаружения.

Но, возможно, самым опасным аспектом российской зенитно-ракетной системы С-400 «Триумф» является ущерб, который она нанесла силе воздействия антимосковской программы санкций Вашингтона и согласованным усилиям США по изоляции России от остального мира.

Несмотря на широкий спектр санкций против российской оборонной промышленности, направленных на перекрытие каналов ее прибыльного экспорта, и запрет на покупку С-400 другими странами, Россия успешно наращивает продажи того, что большинство экспертов считают самой передовой системой противовоздушной обороны в мире.
Continue reading “Российские санкции: почему «изоляция невозможна» (Financial Times, Великобритания)” →

America Will Always Lose Russia’s Tit-for-Tat Spy Games

Еще немного “шпионских” страстей.

A recent BuzzFeed article outlined behind-the-scenes efforts by Russian and American diplomats to end the tit-for-tat expulsion of embassy personnel between the two sides. Reports say American officials are reacting positively to Moscow’s signals to end the feud and are looking to “turn the page” and improve relations.

While nobody should be against efforts to improve relations, let’s not fool ourselves as to who came out ahead in this contest. “Ending the feud” is exactly what the Russians want — because they won. The United States lost far more from the expulsions than Russia, and, worse, it acceded to a long-sought-after and long-rejected Russian demand that all interactions conform to the practice of parity. In fact, there’s a pattern that I observed during my years in the CIA: In 2016 — as in 2001, 1994, and 1986 — the United States tried to punish Russia but mishandled the effort, eventually cried uncle, and left Russia in a better position than when it started.

Let’s recap the most recent effort to “punish” Russia.

As we now know, Russia utilized a multipronged attack to destabilize our democratic system and damage our leadership abroad during the 2016 presidential election. We are learning more every day about the scale and audaciousness of the trespass, and it continues to disrupt our political process. Denis McDonough, former President Barack Obama’s chief of staff, characterized the effort as an attack on the “heart of our system.” Some observers have even called it the “crime of the century,” and Virginia Sen. Mark Warner described his efforts to uncover the attack as “very well … the most important thing I do in my public life.”

What consequences did the Kremlin face for its brazen assault on our system?

Following a flurry of expulsions, both sides have settled on a position as outlined in an Aug. 31 State Department statement, titled “Achieving Parity in Diplomatic Missions,” that seeks to lock in the status quo and focus on efforts to improve relations.

Our mission in Moscow housed almost 1,800 people in 2006 but now has only 455. President Barack Obama cut Russia’s missions in the United States from 490 to 455. Since Russia refuses to hire Americans to work in its diplomatic facilities, the most powerful country in the world has fewer Americans in Russia than Russia has diplomats in the United States. Russia also maintains more diplomatic missions in the United States. Further, Russia finally achieved a long-sought demand that the two sides treat all interactions through the prism of reciprocity. All previous U.S. administrations have rejected this effort as part of Russia’s effort to force the United States and other interlocutors to accept a world of coequal spheres of influence.

That is, we lost.
Continue reading “America Will Always Lose Russia’s Tit-for-Tat Spy Games” →

The C.I.A.’s Fake News Campaign

Статья из газеты, которая сама вложила огромный вклад в распространение “фейковых” новостей.

Russia’s crafty campaign to hack the 2016 election may seem unprecedented, but in a way it’s not. Sure, secret agents and front groups have hacked email systems, dumped documents on WikiLeaks, paid an army of internet trolls and spent thousands buying political ads on social media. It all seems new because the technologies are new. But it’s not the first time a government tried to mess with our heads by manipulating our media.

In fact, for more than two decades during the Cold War, the public was bombarded by an enormous publicity campaign to shape American views of Russia and its foreign policy. Advertisements appeared on every TV network, on radio stations across the country and in hundreds of newspapers. The campaign may have been the largest and most consistent source of political advertising in American history. And it was orchestrated by a big, powerful intelligence service: the Central Intelligence Agency.

It all began as a cover story. As the Cold War was getting underway, the C.I.A. wanted to take the fight into Russia’s backyard. So, in 1950, it created Radio Free Europe, a government-sponsored broadcasting station. Ostensibly, it provided unbiased news for Eastern Europeans, but in fact the agency used it to wage a subversive campaign to weaken Communist governments behind the Iron Curtain.

But how to hide the agency’s hand? How to account for the millions of C.I.A. dollars pouring into the broadcasting station? Simple: pretend that ordinary Americans are paying the bills.

The C.I.A.’s freewheeling spymaster, Frank Wisner, created a well-heeled and well-connected front group, the National Committee for a Free Europe. Each year it ran an enormous fund-raising campaign called the Crusade for Freedom (later renamed the Radio Free Europe Fund) that implored Americans to donate “freedom dollars” to combat Kremlin lies, complete with annual appeals resembling a hybrid of World War II war bond campaigns and contemporary NPR pledge drives.

Every president from Harry Truman to Richard Nixon endorsed the campaign. So did hundreds of governors, mayors, celebrities, editors and executives. Entertainers like Ronald Reagan, Rock Hudson, Jerry Lewis and the Kingston Trio pleaded for donations on radio and television. The Hollywood producers Darryl Zanuck and Cecil B. DeMille amplified those messages, as did powerful media figures like Bill Paley, the president of CBS; C. D. Jackson, the publisher of Fortune; and the media mogul Henry Luce. Even newspaper delivery boys played a part, soliciting donations from subscribers on their paper routes.

Then there was the Ad Council, the same industry organization that turned Smokey Bear into a cultural icon. The council sponsored the crusade as a public service, arranging for broadcasters to run ads without charge. The Ad Council’s sponsorship translated into as much as $2 billion worth of free advertising over the campaign’s history, in 2017 dollars.

Статья о неоконсерваторах. И не только о них…

В общем…

Neocons Leverage Trump-Hate for More Wars

Exclusive: The enactment of new sanctions against Russia and Iran – with the support of nearly all Democrats and Republicans in Congress – shows how the warmongering neocons again have come out on top, reports Robert Parry.

A savvy Washington observer once told me that the political reality about the neoconservatives is that they alone couldn’t win you a single precinct in the United States. But both Republicans and Democrats still line up to gain neocon support or at least neocon acceptance.
Part of the reason for this paradox is the degree of dominance that the neoconservatives have established in the national news media – as op-ed writers and TV commentators – and the neocon ties to the Israel Lobby that is famous for showering contributions on favored politicians and on the opponents of those not favored.

Since the neocons’ emergence as big-time foreign policy players in the Reagan administration, they also have demonstrated extraordinary resilience, receiving a steady flow of money often through U.S. government-funded grants from organizations such as the National Endowment for Democracy and through donations from military contractors to hawkish neocon think tanks.

But neocons’ most astonishing success over the past year may have been how they have pulled liberals and even some progressives into the neocon strategies for war and more war, largely by exploiting the Left’s disgust with President Trump.

People who would normally favor international cooperation toward peaceful resolution of conflicts have joined the neocons in ratcheting up global tensions and making progress toward peace far more difficult.

The provocative “Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act,” which imposes sanctions on Russia, Iran and North Korea while tying President Trump’s hands in removing those penalties, passed the Congress without a single Democrat voting no.

The only dissenting votes came from three Republican House members – Justin Amash of Michigan, Jimmy Duncan of Tennessee, and Thomas Massie of Kentucky – and from Republican Rand Paul of Kentucky and Independent Bernie Sanders of Vermont in the Senate.

In other words, every Democrat present for the vote adopted the neocon position of escalating tensions with Russia and Iran. The new sanctions appear to close off hopes for a détente with Russia and may torpedo the nuclear agreement with Iran, which would put the bomb-bomb-bomb option back on the table just where the neocons want it.
Continue reading “Статья о неоконсерваторах. И не только о них…” →

Вторая Мировая или Великая Отечественная…

Просто выдержки из учебников разных стран о той страшной войне…

Интересный обзор трактовок нападения Германии на СССР в учебниках истории для школьников разных стран.

Рано утром 22 июня 1941 года гитлеровская Германия напала на СССР. Согласно плану «Барбаросса», Гитлер рассчитывал на молниеносную войну и разгром советской армии в ходе летней кампании 1941 года. Историки до сих пор спорят, почему война началась так катастрофически для СССР, но при этом к зиме блицкриг Гитлера был остановлен. Как в учебниках истории разных стран отражены события летне-осенней кампании 1941 года и в чем версии авторов отличаются друг от друга, разбирается Indicator.Ru.

Начнем с наших союзников по Второй мировой. В США и Канаде нет Минобра, который одобряет пригодные для школ учебники. Регулируется не процесс, а результат — навыки, которыми школьники должны обладать в конце года. Учебные пособия (бумажные или электронные) выбирает учитель или школа, ориентируясь прежде всего на линейку крупнейших издательств.


Министр иностранных дел Германии фон Риббентроп информирует дипломатический корпус и прессу о начавшемся нападении на Советский Союз
Continue reading “Вторая Мировая или Великая Отечественная…” →

Учения Морской пехоты США в русской деревне. Секретный фельетон

Немного веселого…

Dear Mom!
Нашу роту завтра отправляют на полигон Кэмп-Леджен, что в Северной Каролине. Там раньше готовили морских пехотинцев для наших победоносных войн в Ираке и Афганистане, а теперь будут готовить для победоносной войны с Россией. Эти рашенз совсем обнаглели: они вмешались в наши выборы, а также отняли у Юкрейн остров Крит, как нам рассказал наш капрал Джонс. Мы потренируемся, а потом покажем этим алкашам, что такое Корпус морской пехоты США.
Как приеду на место, обязательно тебе напишу.
Твой сын Коди.

***

Dear Mom!

Вот мы и прибыли на место. Тут кругом лес. Это хорошо, так как все русские тоже живут в лесу, как нам рассказал наш капрал Джонс. Посреди леса стоит настоящая вилладж.
Она раньше была иракская, а теперь ее переделали в русскую, только кое-где остались пальмы. Но капрал Джонс сказал, что у русских на Черном море тоже есть пальмы, так что все в порядке, ведь скоро мы будем и там. Недалеко от вилладж стоит казарма, где разместили нашу роту. Завтра нам пообещали сюрприз, и я тебе о нем обязательно расскажу.
Твой сын Коди.

***

Dear Mom!
Ого! Представь, у нас будет настоящая массовка! Оказывается, военно-морской департамент набрал русскоговорящих статистов, чтобы они изображали русских солдат и мирных жителей вилладжа. Кстати, по-русски “вилладж” — это “дьеревна”.
Все будет как в настоящем голливудском блокбастере! Твой сын теперь Брюс Уиллис! Правда, круто?

Статистов около тридцати, все эмигранты. Водители, строители, продавцы, айтишники, пара преподавателей, несколько женщин, а одна даже с маленькой дочкой лет пяти.
Для кого-то сто баксов в день — хорошие деньги, а кто-то пошел просто из любопытства.
На мужчин надели русские куртки из ваты, сапоги и пилотки со звездой, а женщин нарядили в широкие цветные юбки и закутали в большие платки — все как в настоящей России. Мы с парнями просто обхохотались, глядя на этих клоунов.
Завтра у нас начинаются тренировки. Обязательно расскажу о впечатлениях!
Твой сын Коди.

***

Dear Mom!
Это было просто здорово! Три наших взвода ворвались в эту дьеревну с трех сторон как ураган. Мы быстро положили мордами в землю десяток статистов со списанными нерабочими АК, рассредоточились и приступили к зачистке. Двое стояли по бокам, я выбивал дверь, быстро бросал в дом две гранаты, отбегал, после чего парни выпускали внутрь по обойме через окна.
Женщины-статистки кричали по-русски “Спасите!”, все было в дыму, звучала какая-то русская музыка и сильно воняло навозом. Господи, и как эти русские живут в таких условиях? Да они просто свиньи!
В общем, развлеклись мы здорово. Капрал Джонс для хохмы дал очередь холостыми над несколькими статистками — они испугались, а мы чуть животики не надорвали от смеха.
Твой сын Коди.

Про страхи. Про Россию и Америку…

Любопытно…

SOFIA, Bulgaria — There is something mystifying about the American obsession with Vladimir Putin’s Russia. The Kremlin’s annexation of the Crimean peninsula, its military involvement in Syria and its meddling in elections abroad may help explain some of America’s sense of alarm. But they fail to explain why liberals in the United States are so much more vexed by Russia than they are by, say, the growing economic power and geopolitical ambitions of China, or the global ideological challenge of radical Islam or the sheer craziness of a nuclear-armed North Korea.

Russia suffers from demographic decline and arrested modernization. Its economy is overdependent on exporting natural resources. Its population has one of the highest percentages of university-educated people but the lowest labor productivity in the industrialized world. And although Mr. Putin is a strong and ruthless leader who enjoys popular support at home and celebrity status abroad, Russia’s institutions are corrupt and dysfunctional: Russian bureaucrats spend much of their energy fighting one another over money and power and have no time to cooperate. And Russia’s future after Mr. Putin — whenever that may come — is anybody’s guess.

Was it not just two years ago that President Barack Obama called Russia a “regional power”? And is it not true that even today most experts concur that while Moscow is an aggressive military power interested in counterbalancing America’s influence in the world, it is no traditional “rising power”? As the eminent American historian Stephen Kotkin wrote last year in Foreign Affairs, “For half a millennium Russian foreign policy has been characterized by soaring ambitions that have exceeded the country’s capabilities.” It is no different today.

And yet despite all of this, Americans are mesmerized and terrified by Russia. Is it simply that for liberal America, “Russia” is a code name for “Donald Trump”?

As for many of the great questions of our times, an explanation can be found in Russian classical literature. In this case, Fyodor Dostoyevsky’s novella “The Double.” It is the story of a government clerk who winds up in the madhouse after meeting his doppelgänger — a man who looks like him and speaks like him, but who displays all the charm and self-confidence that the tortured protagonist lacks. The doppelgänger in Dostoyevsky’s story does not drive the protagonist insane just because they look alike but because he makes the protagonist realize what it is he doesn’t like about himself. And such it is with the United States and Russia today.

The Soviet Union terrorized the West for most of the 20th century in part because it was so radically different. There was ostensibly no God, no private property and no political pluralism. America could be Sovietized only by losing the war against Communism. Mr. Putin’s Russia, by contrast, frightens Americans because they know that the United States and Russia should be very different, but many of the pathologies present in Russia can also be found in the United States. What disturbs liberal America is not that Russia will run the world — far from it. Rather, the fear, whether liberals fully recognize it or not, is that the United States has started to resemble Russia.

Бесконечная атака продолжается…

Честно говоря, очень надеялся на то, что вся та мерзость, которая была в предвыборной кампании, она прекратится.

После выборов, обычно американцы называли Президентом того человека, который побеждал. Все откладывали предвыборные страсти и потихоньку страна возвращалась к нормальной жизни, хотя бы до следующих выборов.

После объявления Президентом Трампа, ничего подобного не случилось.

Увы…

The “Trump colluded with Russia” narrative is alive and well in the United States. With the media and the Marxist left lacking any facts to support this falsehood, they have now resorted to guessing what evidence hackers overseas may provide to resuscitate their attempt to unseat a duly elected U.S. president.
The Associated Press and The New York Times reported this week that a Ukrainian hacker named “Profexer” had turned himself in and is now a cooperating witness for the FBI. The mainstream media is beside itself reporting what “facts” this new twist of the Russia story may uncover. Why do you need facts when you can pollute the news cycle with things you can make up about what a man might say about President Trump?
According to the AP account, “There is no evidence that Profexer worked, at least knowingly, for Russia’s intelligence services.” But hey — why does that matter when you can attach all kinds of innuendo and made-up stuff to an overseas arrest for hacking?

The Washington Post.. Who is CyberTerrorist?..

Если хотя бы часть из этого правда, то кто является кибертеррористом?

..Россия или… Обама и его Администрация?

Early last August, an envelope with extraordinary handling restrictions arrived at the White House. Sent by courier from the CIA, it carried “eyes only” instructions that its contents be shown to just four people: President Barack Obama and three senior aides.

Inside was an intelligence bombshell, a report drawn from sourcing deep inside the Russian government that detailed Russian President Vladi­mir Putin’s direct involvement in a cyber campaign to disrupt and discredit the U.S. presidential race.

But it went further. The intelligence captured Putin’s specific instructions on the operation’s audacious objectives — defeat or at least damage the Democratic nominee, Hillary Clinton, and help elect her opponent, Donald Trump.

At that point, the outlines of the Russian assault on the U.S. election were increasingly apparent. Hackers with ties to Russian intelligence services had been rummaging through Democratic Party computer networks, as well as some Republican systems, for more than a year. In July, the FBI had opened an investigation of contacts between Russian officials and Trump associates. And on July 22, nearly 20,000 emails stolen from the Democratic National Committee were dumped online by WikiLeaks.

SECRET CIA REPORT ARRIVES AT THE WHITE HOUSE

CIA Director John Brennan first alerts the White House in early August that Russian President Vladimir Putin had ordered an operation to defeat or at least damage Hillary Clinton and help elect her opponent, Donald Trump.

The president instructs aides to assess vulnerabilities in the election system and get agencies to agree on the intelligence that Putin was seeking to influence the election.

pic

Brennan calls Alexander Bortnikov, the director of Russia’s main security agency, and warns him about interfering in the U.S. presidential election.

Homeland Security Secretary Jeh Johnson’s efforts to secure the U.S. voting systems run aground when some state officials reject his plan, calling it a federal takeover.

Continue reading “The Washington Post.. Who is CyberTerrorist?..” →

“Улыбайтесь, Господа!..” Разница в подходах…

Понравился стеб, поэтому размещу и здесь тоже…

Кстати, почему-то не все поняли что это стеб. Видимо, потоки дезинформации делают свое дело..

В Сирии есть две категории бомб – хорошая бомба и плохая. Хорошая бомба – это бомба американо-европейской коалиции, плохая – это бомба России…

Американо-европейская бомба – сама деликатность: она точно падает на боевиков ИГИЛ, не причиняя никакого ущерба окружающим. Она щадит женщин и детей, находящихся в здании, где прячутся джихадисты. Вот, например, автомобиль: в нем находятся один джихадист, несколько женщин в паранджах, а также – полдюжины малолетних сирийцев.

Американо-европейская бомба не станет грубо взрываться и убивать невинных: она сконцентрирует всю свою мощь на джихадисте. Другие пассажиры выйдут из машины лишь с небольшими царапинами. Хирургически точная американо-европейская бомба является образцом по соблюдению прав человека. Посмотрите, как на рынках она избегает мест, где собираются матери семейств, поражая лишь скопления злых бородачей, торгующих “Калашниковыми”.

Ничего не изменилось… К сожалению…

В России сейчас подняли шум, по поводу интервью отставного большого начальника ЦРУ каналу CBS.

Вот об этом…

МОСКВА, 9 авг – РИА Новости. Бывший заместитель главы ЦРУ Майкл Морелл в эфире телеканала CBS News заявил, что для урегулирования конфликта в Сирии следует “скрытно” убивать россиян и иранцев.
По мнению Морелла, Вашингтон должен более активно поддерживать боевиков в Сирии.

“Когда мы были в Ираке, иранцы снабжали оружием шиитских боевиков, убивавших американских солдат. Иранцы заставили нас расплачиваться. Мы должны сделать так, чтобы в Сирии поплатились иранцы, мы должны заставить платить русских”, — сказал он.

В то время как «космические корабли бороздят просторы Вселенной»

Очень интересное интервью о борьбе с лженаукой.

Очень хорошо помню то время, когда каждое утро гражданина Великой, но распадающейся страны, начиналось со “встречи с Прекрасным”, в виде образов разнообразных кашпировских, чумаков и прочей мрачной рати целителей, предсказателей будущего и чудотворцев, которые тогда не вещали разве что из утюгов.

Оказывается, им всем был дан “зеленый свет” на самом высоком уровне.

В то время как «космические корабли бороздят просторы Вселенной», в головах многих людей царит каша из дремучих суеверий и обрывков языческих ритуалов. Отличие от Средневековья лишь в том, что все это стыдливо прикрыто наукообразными терминами. Силу кроличьей лапки сменила мощь торсионных полей, заговоренная вода именуется влагосодержащим носителем биоинформации. Одни в эту чушь свято верят, другие цинично делают на ней деньги. На пути шарлатанства вот уже 17 лет стоит комиссия по борьбе с лженаукой, созданная при Российской академии наук. О том, с чем приходится бороться, рассказывает ее председатель, академик РАН, мировой авторитет в области лазерной физики, атомной спектроскопии и квантовой магнитометрии Евгений Борисович Александров.

Астральные битвы за счет казны

— Евгений Борисович, с чего вдруг ученый такого уровня, как академик Гинзбург, нобелевский лауреат по физике, в конце девяностых отодвинул все дела и занялся созданием Комиссии по борьбе с лженаукой? Ну бегает народ к гадалкам, астрологам, всяким там кашпировским — и скатертью дорога!

— Дело было не в гадалках. Размах, с которым окучивали целители и астрологи легковерное население, был ничто по сравнению с шарлатанами, сумевшими присосаться к госбюджету. Оккультисты тогда прорвались в коридоры власти, добрались до Кремля. Вспомните Грабового, который «экстрасенсорно диагностировал» правительственные самолеты и «отводил силой мысли астероиды от Земли». Ведь этого человека пригрел второй человек в службе охраны Ельцина — генерал Рогозин. Грабовой читал лекции сотрудникам министерства по чрезвычайным ситуациям и два года консультировал Совет безопасности РФ. Когда комиссия по лженауке взялась за его разоблачение, ельцинское окружение встало стеной. Нам пришлось доказывать, выводя Грабового на чистую воду, абсурдность таких вещей, что вы не поверите. Например, трясти цифрами, что ядерные взрывы в Семипалатинске действительно соответствовали расчетной мощности, а, значит, Грабовой не снизил их силой мысли из Москвы, как он утверждал. Академик Кругляков, первый председатель Комиссии по борьбе с лженаукой, провел колоссальную работу и доказал, что это неуч, что он подделал массу дипломов, самопровозгласив себя академиком разных академий по миру. Но Грабовой оставался на коне. Лишь когда он обнаглел настолько, что занялся воскрешением детей, погибших в Беслане, его наконец посадили.

“Россия вредит Америке тем, что объявила войну наркотикам”…

Если вы думаете, что кто-то сошел с ума, то…

Я лишь перевел заголовок статьи из “Washington Post” “Russia’s war on drugs is hurting America”.

By Danielle Allen July 28

Danielle Allen is a political theorist at Harvard University and a contributing columnist for The Post.

While we’re on the subject of Vladi­mir Putin, it’s worth noting another way Russia is working against U.S. interests. Russia is helping to sustain the war on drugs. In fact, Russia has become the world’s most aggressive defender of maintaining the war on drugs, outdoing even countries such as Iran. Iran, for instance, supports things such as needle exchanges for heroin users; Russia does not. And Russia’s hard-line stance on the drug war is bad for us.

The contrast with a country like Iran means that Russia’s social conservatism is an insufficient explanation for its stance. To understand its motives, we need to look elsewhere. One reason for Russia’s aggressive position on the war on drugs may be that members of the Russian oligarchy appear to be profiting from the illegal drug economy. A second reason must surely be that Russia can see clearly that modern prohibition is weakening the United States, its historical geopolitical competitor.

How does Russia make its influence felt in ways that matter for the rest of us? The current executive director of the U.N. Office on Drugs and Crime is Yuri Fedotov. Fedotov was the Russian ambassador to Britain during the polonium poisoning in London of Alexander Litvinenko. As Samuel Oakford has reported for Vice news, Litvinenko, shortly before his death, completed a report alleging links between Viktor Ivanov, recent Russian drug czar and confidant of Putin, and St. Petersburg-based mafia at a time when those organizations were involved in drug trafficking. The complex structure of corruption in Moscow makes it challenging to probe the significance of such connections, but for whatever reason, the Russians have used their role at the U.N. Office on Drugs and Crime and on the U.N. Security Council to block reform.

In April, for the first time since 1988, the United Nations held a special session of the General Assembly on global drug policy. In the intervening decades, powerful movements for reform have developed in South and Central America, in Europe, and also here in the United States. Uruguay is about to begin implementing the first legal national-level state sale of marijuana. Mexico is in the process of liberalizing its marijuana laws. Portugal has legalized marijuana, decriminalized other drugs by making use of them subject to administrative fines instead of criminal penalties, and embraced a policy of harm reduction, which refers to the effort to reduce the harms that flow from drug use instead of trying to achieve an end to drug use. For reformers, one of the main goals for the General Assembly special session was to have language supporting harm reduction, decriminalization and an acknowledgment of the failure of the drug war included in the U.N. protocols. Russia succeeded in blocking these efforts.

While individual countries will go their own way and pursue reform at the national level, the continuance at a global level of the language of prohibition and a focus on a criminal justice instead of a public-health strategy for narcotics control will slow reform. Domestic arguments about whether harm reduction, legalization and decriminalization make sense will unfold against a backdrop of international protocols where those ideas have not been endorsed.

But what does Russia get out of slowing down efforts to end the war on drugs? A Brookings Institution report by New York University scholar Mark Galeotti calls out corruption in the Russian Federal Security Service forces and a tendency on the part of Russians to view international law enforcement through the lens of geopolitical rivalries and as a tool for “asserting regional hegemony.” Legal methadone clinics, so the argument runs, according to Oakford, would undercut an important source of revenue for Russian drug-trafficking organizations involved in corruption networks with the security forces.

And what about the geopolitical stakes? Russia believes that its heroin problem was caused, even perhaps intentionally, by the United States with the destabilization of Afghanistan. But Russia can also surely see that the war on drugs is weakening the United States. Every year Americans of all races collectively spend $100 billion to buy illegal drugs. As a country, we then bear costs of roughly $100 billion a year from fighting the crime related to illegal drugs and from the loss to productivity caused by incarceration. Our national defense budget, by way of contrast, is $600 billion a year. If you want a competitor to be thrown off focus by a distraction, a project that drains its resources at this scale annually would seem welcome.

Then there is the social division spawned by the war on drugs. The burdens of mass incarceration and the increased capacity of the police for violence have fallen most heavily on African Americans and Latinos, despite the equal-opportunity use of drugs by whites, blacks and Latinos. The combined impact of racial disparities in mass incarceration and in the application of police force has now, in 2016, brought about the most severe racial split that our country has seen in a long time.

“Let’s kill some Russians?…”

Это цитата из фильма “Война Чарли Вилсона” “Charlie Wilson’s War” (2007)

Фильм основан на реальных событиях. Это фильм о том, как сенатор Чарли Вилсон Charlie Wilson настоял на том, чтобы США через ЦРУ поставляли в Афганистан современное вооружение, в том чмсле системы “Stinger”.

В фильме утверждается простая мысль: “Эти поставки изменили ход войны и русские ушли из Афганистана”.