Weather

My Archives

Calendar

June 2021
S M T W T F S
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

ClustrMaps

Login

Изображаем деятельность.

Иногда я наблюдаю за тем, как меняется Dow Jones.

К примеру, два дня назад он “упал” на 500 или больше пунктов. Вчера он на почти столько же “подрос”. Сегодня “подрос” на еще чуть-чуть.

Вопрос: — это таким образом показывается что экономика работает? Или то, что она все еще есть? Имею в виду, — экономика?

А с чего-бы? Люди, практически во всех странах, в основном, сидят по домам.

Про Трампа и Америку…

И про то, что здесь происходит.

Мне показалось очень интересной статьей.

О фигуре Дональда Трампа будут спорить еще долгие годы. Какова его роль в истории Америки? Кто он? Американский герой — супермен, борющийся один против всех за правду американской глубинки против «вашингтонского бюрократического болота»? Новый Джордж Вашингтон, оставивший свою любимую плантацию, чтобы возглавить войну за свободу от кабалы глобальных элит (тогда — британского короля Георга III). Самовлюбленный эксцентрик, решивший добавить к своим реалити-шоу роль президента США? А может быть, неординарность личности Трампа отражает беспрецедентность развертывающейся в Америке революции?

В том, что в Соединенных Штатах происходит именно революция, то есть «радикальное, коренное, глубокое, качественное изменение в развитии общества», нет никакого сомнения. Все ее классические элементы — от экономических проблем, провоцирующих массовую мобилизацию на фоне нарратива перемен, до паралича элит, погрязших в междоусобных разборках, до атмосферы глобального кризиса, дезориентирующего старую власть и ожесточающую новую, — налицо.

Более того, в Америке одновременно идут две революции. Первая — та, что на поверхности, — политическая, ведет к слому монополии американских «универсалистов-глобалистов», которые завели страну в тупик, и приходу националистов. Эта революция — в своем апогее.

Вторая революция пока почти незаметна, но именно она определит, какими будут Соединенные Штаты через 10, а возможно, и 30 лет. Эта вторая революция медленно, но неумолимо приближается. Скоро она столкнет между собой консерваторов и социал-либералов, или, сильно упрощая — наследников Рейгана и наследников Рузвельта.

Трамп является если не вдохновителем, то безусловным символом первой революции. Ирония истории заключается в том, что своей победой он расчищает дорогу к поражению своих сторонников во второй.

Причины первой революции не вызывают сомнений. С конца 1980-х Америка вступила в имперскую эпоху. В отсутствие идеологических конкурентов американская политическая система загнила, закостенела. В Вашингтоне вырос «имперский класс», который решил, что его звездный час никогда не кончится. Как в Древнем Риме, возникла типично имперская элита, идеологию которой можно назвать универсализмом. Веря в фукуямовский «конец истории», она провозгласила универсальность американской системы (то есть то, что существующие в США принципы организации экономической и политической жизни являются единственно верными и должны быть распространены на весь мир). Универсалисты полностью контролировали американскую повестку дня от Билла Клинтона до Трампа, независимо от того, к какой партии принадлежал президент и какой был расклад на Капитолийском холме, поэтому деление на республиканцев и демократов давно потеряло смысл.

Универсалисты создали понятие глобализации и идеального «глобального» человека будущего, который существует вне контекста социальной принадлежности, пола, цвета кожи и страны. Этот стерильно толерантный индивидуум символизирует глобально-коннектированную, полностью уверенную в своей правоте элиту, которая смотрит CNN и тусуется в Давосе. Исторически и ментально универсализм опирается на англосаксонский белый протестантский активизм — на понимание роли США как избранного Богом защитника вселенского добра от зла и утверждение киплинговского «бремени белого человека» как модели развития мира.

Нынешняя универсалистская элита даже забыла, как делаются деньги: большинство ее представителей никогда не занимались бизнесом, это обслуживающие систему профессиональные политики, партийные активисты, журналисты, профессора, бюрократы, руководители благотворительных фондов и созданных на политические гранты НКО.

Эта элита получает деньги только потому, что является политической и идеологической надстройкой над американской имперской системой. Именно потому она настолько агрессивна в попытках сохранить свои позиции, что по-другому кормиться просто не сможет. Как показывают недавние события в Шарлотсвилле, чтобы сломать Трампа, она даже готова развязать новую гражданскую войну.

Лишь в последние несколько лет, после череды военных и финансовых провалов со стороны универсалистов, у их противников — консерваторов-националистов — появился шанс. У американских предпринимателей, теряющих конкурентоспособность, и у нищающего американского среднего класса возник общий интерес в победе национального перед глобальным. Призыв Трампа к джексоновской, антиэлитной, традиционной, самодостаточной Америке нашел отклик среди всех тех, кто чувствовал страх за свое будущее, за свой образ жизни.

Националист Трамп поставил точку в глобализации, прямо назвав весь мир конкурентом США. Но он также положил конец лицемерию Америки, лицемерию прежде всего по отношению к самой себе. С появлением Трампа пришел конец политкорректности — этакому эсперанто универсалистов, которая контролировала, суживала общественную дискуссию до допустимых элитами рамок и дискредитировала, объявляла вне закона все идеи, выходившие за эти рамки, вместе с их авторами. Это была самая страшная цензура. Публично навешивая ярлыки (вспомните «русских хакеров»), она навсегда выводила из игры неугодных вместе с их идеями. Кстати, Токвилль предупреждал об американском идеологическом тоталитаризме еще 150 лет назад!

Pages: 1 2

Удивительные цифры…

Обнаружил статью о США, и решил оставить у себя.

В статье есть цифры, которые для меня лично стали большим откровением.

Почему Трамп стал президентом: реальные причины от бывшего топ-менеджера Lehman Brothers

Лоуренс Макдональд, работавший вице-президентом в Lehman Brothers и являющийся автором бестселлера о его крахе, на прошлой неделе посетил Москву и выступил на конференции «Глобальная экономика и финансовые рынки в эпоху неопределенности: сценарии и прогнозы», в рамках которой разъяснил причину победы Дональда Трампа на президентских выборах в США. Антон Запольский из Национального рейтингового агентства записал тезисы известного финансиста – получилось очень познавательно.

В мой первый приезд в Россию, который пришелся на период сразу после завершения исторической президентской кампании в США, я с удивлением обнаружил, что повестка дня у мейнстрим-медиа у меня на родине и в России почти ничем не отличается. Хотя я ожидал, что период официального охлаждения в отношениях между нашими странами побудит российские СМИ более скептически относиться к новостям американских медиа, продемонстрировавших в эту избирательную кампанию свою феноменальную ангажированность и тенденциозность. Я был уверен, что здоровый скептицизм и возможность оценки событий издалека помогут российским СМИ остаться более или менее объективными, однако сейчас я понимаю, что в целом ошибся.

И у себя в Нью-Йорке, и здесь в Москве я увидел поразительно схожие между собой клише и медийные истории, демонстрирующие общественности основные трактовки «сенсационных» результатов президентской кампании и причин победы на выборах Дональда Трампа. Мне кажется, пора двигаться дальше и показать несколько иную картину произошедших событий, основанную на более чем красноречивых фактах.

ПОБЕДА ТРАМПА – ЭТО НЕ СЕНСАЦИЯ

За прошедшие полтора года с момента выдвижения Дональда Трампа на президентский пост в 2015 году его путь в точности повторил типичный путь лидера по Махатме Ганди: «Сначала тебя не замечают – потом над тобой смеются – потом сражаются – потом ты выигрываешь». Безусловно, отношение к Трампу как к самому невероятному победителю президентских выборов сыграло ему на руку, но не стало основной причиной. Давайте посмотрим на статистику.

стат
Continue reading “Удивительные цифры…” →

Pages: 1 2

И снова про СМИ и Трампа, а также о том, что “игра сделана”…

В последнее время я стараюсь смотреть телевизор не очень часто. Новости все производят очень тягостное впечатление. Все новостные каналы, кроме FOXNews, все агитируют за Киллари.

Сегодня я решил включить и посмотреть. Все немного изменилось…

Все “аналитики” стараются убедить избирателя в том, что… все уже случилось. На основе разных опросов polls “говорящие головы” рассказывают избирателю что все! Разрыв в голосах очень большой. К примеру, на основе опросов Гэллапа и сравнении с предыдущими выборами говорят о том, что за все годы наблюдения только один раз случилась неожиданность. Это когда Рональд Рэйган сумел победить на выборах Джорджа Буша старшего, хотя по результатам опросов в тех выборах Буш опережал Рэйгана на 6 пунктов.

Pages: 1 2

“Россия вредит Америке тем, что объявила войну наркотикам”…

Если вы думаете, что кто-то сошел с ума, то…

Я лишь перевел заголовок статьи из “Washington Post” “Russia’s war on drugs is hurting America”.

By Danielle Allen July 28

Danielle Allen is a political theorist at Harvard University and a contributing columnist for The Post.

While we’re on the subject of Vladi­mir Putin, it’s worth noting another way Russia is working against U.S. interests. Russia is helping to sustain the war on drugs. In fact, Russia has become the world’s most aggressive defender of maintaining the war on drugs, outdoing even countries such as Iran. Iran, for instance, supports things such as needle exchanges for heroin users; Russia does not. And Russia’s hard-line stance on the drug war is bad for us.

The contrast with a country like Iran means that Russia’s social conservatism is an insufficient explanation for its stance. To understand its motives, we need to look elsewhere. One reason for Russia’s aggressive position on the war on drugs may be that members of the Russian oligarchy appear to be profiting from the illegal drug economy. A second reason must surely be that Russia can see clearly that modern prohibition is weakening the United States, its historical geopolitical competitor.

How does Russia make its influence felt in ways that matter for the rest of us? The current executive director of the U.N. Office on Drugs and Crime is Yuri Fedotov. Fedotov was the Russian ambassador to Britain during the polonium poisoning in London of Alexander Litvinenko. As Samuel Oakford has reported for Vice news, Litvinenko, shortly before his death, completed a report alleging links between Viktor Ivanov, recent Russian drug czar and confidant of Putin, and St. Petersburg-based mafia at a time when those organizations were involved in drug trafficking. The complex structure of corruption in Moscow makes it challenging to probe the significance of such connections, but for whatever reason, the Russians have used their role at the U.N. Office on Drugs and Crime and on the U.N. Security Council to block reform.

In April, for the first time since 1988, the United Nations held a special session of the General Assembly on global drug policy. In the intervening decades, powerful movements for reform have developed in South and Central America, in Europe, and also here in the United States. Uruguay is about to begin implementing the first legal national-level state sale of marijuana. Mexico is in the process of liberalizing its marijuana laws. Portugal has legalized marijuana, decriminalized other drugs by making use of them subject to administrative fines instead of criminal penalties, and embraced a policy of harm reduction, which refers to the effort to reduce the harms that flow from drug use instead of trying to achieve an end to drug use. For reformers, one of the main goals for the General Assembly special session was to have language supporting harm reduction, decriminalization and an acknowledgment of the failure of the drug war included in the U.N. protocols. Russia succeeded in blocking these efforts.

While individual countries will go their own way and pursue reform at the national level, the continuance at a global level of the language of prohibition and a focus on a criminal justice instead of a public-health strategy for narcotics control will slow reform. Domestic arguments about whether harm reduction, legalization and decriminalization make sense will unfold against a backdrop of international protocols where those ideas have not been endorsed.

But what does Russia get out of slowing down efforts to end the war on drugs? A Brookings Institution report by New York University scholar Mark Galeotti calls out corruption in the Russian Federal Security Service forces and a tendency on the part of Russians to view international law enforcement through the lens of geopolitical rivalries and as a tool for “asserting regional hegemony.” Legal methadone clinics, so the argument runs, according to Oakford, would undercut an important source of revenue for Russian drug-trafficking organizations involved in corruption networks with the security forces.

And what about the geopolitical stakes? Russia believes that its heroin problem was caused, even perhaps intentionally, by the United States with the destabilization of Afghanistan. But Russia can also surely see that the war on drugs is weakening the United States. Every year Americans of all races collectively spend $100 billion to buy illegal drugs. As a country, we then bear costs of roughly $100 billion a year from fighting the crime related to illegal drugs and from the loss to productivity caused by incarceration. Our national defense budget, by way of contrast, is $600 billion a year. If you want a competitor to be thrown off focus by a distraction, a project that drains its resources at this scale annually would seem welcome.

Then there is the social division spawned by the war on drugs. The burdens of mass incarceration and the increased capacity of the police for violence have fallen most heavily on African Americans and Latinos, despite the equal-opportunity use of drugs by whites, blacks and Latinos. The combined impact of racial disparities in mass incarceration and in the application of police force has now, in 2016, brought about the most severe racial split that our country has seen in a long time.

Pages: 1 2

Все закончилось… В Портланде есть команда!..

…Как я и предполагал.

Но, несмотря на, казалось бы, совсем безнадежную ситуацию, Portland “Trail Blazers” боролись до самого конца.

Я посмотрел статистику. Окончательный счет игры 121 — 125. Blazers не уступили ни в чем. Почти ни в чем…

Хуже был только процент точных бросков. 41% у Blazers и 51% у Warriors. Еще не попали 10 штрафных.

Все остальное было на высоте. Процент попаданий 3-очковых бросков одинаковый. Хотя Blazers забросил на 2 броска больше.

У Портланда есть команда.

Очень хорошая команда.

Pages: 1 2

Вот как нужно, оказывается…

…Сначала учинить “революции” хаос, а потом расстреливать убегающих от всего устроенного…

However, the crises in Libya, Iraq and Syria as well as the constant violence in sub-Saharan Africa have led to rising waves of people entering the European Union by sea. Human smugglers are taking advantage of the political turmoil in Libya to use the country as a launchpad for ocean crossings. The civil war that followed former Libyan leader Moammar Gadhafi’s ouster in 2011 left the country without a functioning government, navy or coast guard, placing a heavy financial burden on the shoulders of Mediterranean countries to provide shelter and conduct rescue operations at sea.

Italy has spearheaded criticism against the bloc’s response to the asylum issue. In October 2013, after a shipwreck near the island of Lampedusa left hundreds dead, Rome launched Mare Nostrum, a maritime mission to rescue immigrants on the Mediterranean Sea. High operational costs prompted Italy to ask for assistance from the European Union, which then launched the Triton rescue operation in November 2014. (Triton was a smaller mission that stayed within 30 miles of the Italian and Maltese coastlines, compared to Mare Nostrum ships, which patrolled near the Libyan coast.)

Pages: 1 2

Ближний Восток начинает пылать. Весь…

И, конечно же, политика Обамы…

Last week, a coalition of predominantly Sunni Arab countries, primarily from the Arabian Peninsula and organized by Saudi Arabia, launched airstrikes in Yemen that have continued into this week. The airstrikes target Yemeni al-Houthis, a Shiite sect supported by Iran, and their Sunni partners, which include the majority of military forces loyal to former President Ali Abdullah Saleh. What made the strikes particularly interesting was what was lacking: U.S. aircraft. Although the United States provided intelligence and other support, it was a coalition of Arab states that launched the extended air campaign against the al-Houthis.

Three things make this important. First, it shows the United States’ new regional strategy in operation. Washington is moving away from the strategy it has followed since the early 2000s — of being the prime military force in regional conflicts — and is shifting the primary burden of fighting to regional powers while playing a secondary role. Second, after years of buying advanced weaponry, the Saudis and the Gulf Cooperation Council countries are capable of carrying out a fairly sophisticated campaign, at least in Yemen. The campaign began by suppressing enemy air defenses — the al-Houthis had acquired surface-to-air missiles from the Yemeni military — and moved on to attacking al-Houthi command-and-control systems. This means that while the regional powers have long been happy to shift the burden of combat to the United States, they are also able to assume the burden if the United States refuses to engage.

Most important, the attacks on the al-Houthis shine the spotlight on a growing situation in the region: a war between the Sunnis and Shiites. In Iraq and Syria, a full-scale war is underway. A battle rages in Tikrit with the Sunni Islamic State and its allies on one side, and a complex combination of the Shiite-dominated Iraqi army, Shiite militias, Sunni Arab tribal groups and Sunni Kurdish forces on the other. In Syria, the battle is between the secular government of President Bashar al Assad — nevertheless dominated by Alawites, a Shiite sect — and Sunni groups. However, Sunnis, Druze and Christians have sided with the regime as well. It is not reasonable to refer to the Syrian opposition as a coalition because there is significant internal hostility. Indeed, there is tension not only between the Shiites and Sunnis, but also within the Shiite and Sunni groups. In Yemen, a local power struggle among warring factions has been branded and elevated into a sectarian conflict for the benefit of the regional players. It is much more complex than simply a Shiite-Sunni war. At the same time, it cannot be understood without the Sunni-Shiite component.
Continue reading “Ближний Восток начинает пылать. Весь…” →

Pages: 1 2

Любопытная статья. 2008-ой год…

Действительно, любопытно. Учитывая все, происходящее сейчас на Украине.

Pages: 1 2

Попытка понять Путина…

…И Россию…

Ukraine and the Bid to Reverse Russia’s Decline

Ukraine is, of course, the place to start. The country is vital to Russia as a buffer against the West and as a route for delivering energy to Europe, which is the foundation of the Russian economy. On Jan. 1, Ukraine’s president was Viktor Yanukovich, generally regarded as favorably inclined to Russia. Given the complexity of Ukrainian society and politics, it would be unreasonable to say Ukraine under him was merely a Russian puppet. But it is fair to say that under Yanukovich and his supporters, fundamental Russian interests in Ukraine were secure.

This was extremely important to Putin. Part of the reason Putin had replaced Boris Yeltsin in 2000 was Yeltsin’s performance during the Kosovo war. Russia was allied with the Serbs and had not wanted NATO to launch a war against Serbia. Russian wishes were disregarded. The Russian views simply didn’t matter to the West. Still, when the air war failed to force Belgrade’s capitulation, the Russians negotiated a settlement that allowed U.S. and other NATO troops to enter and administer Kosovo. As part of that settlement, Russian troops were promised a significant part in peacekeeping in Kosovo. But the Russians were never allowed to take up that role, and Yeltsin proved unable to respond to the insult.

Putin also replaced Yeltsin because of the disastrous state of the Russian economy. Though Russia had always been poor, there was a pervasive sense that it been a force to be reckoned with in international affairs. Under Yeltsin, however, Russia had become even poorer and was now held in contempt in international affairs. Putin had to deal with both issues. He took a long time before moving to recreate Russian power, though he said early on that the fall of the Soviet Union had been the greatest geopolitical disaster of the 20th century. This did not mean he wanted to resurrect the Soviet Union in its failed form, but rather that he wanted Russian power to be taken seriously again, and he wanted to protect and enhance Russian national interests.
Continue reading “Попытка понять Путина…” →

Pages: 1 2

Реакция на Послание Путина…

Попытался поискать, что же думают умные люди о Послании..

То, что нашел, сплошные общие фразы и подхалимаж.

Вот, более или менее “по делу”.

Pages: 1 2

Как нужно писать “аналитику” или… плагиат?

Читаю сейчас текст и вдруг понимаю, что я это уже где-то встречал.

Попробовал вспомнить…

Найдите два отличия…

Несмотря на то, что официально Вашингтон отказывается поставлять оружие Киеву, в реальности ситуация обстоит прямо противоположным образом — потоки оружия на Украину только растут. КиберБеркут на днях опубликовал отдельные документы, которые говорят о поставках стрелкового оружия, боеприпасов, техники, а также заявки украинского министерства обороны.

Однако и кроме этих документов есть масса разрозненных данных, суммируя которые, можно прийти к выводу, что готовится если не полное перевооружение украинской армии, то по крайней мере оснащение полноценных боевых подразделений численностью до нескольких бригад по стандартам НАТО. В зависимости от того, будет ли принято решение (официально или неофициально) о поставках тяжелой бронетехники, эти бригады могут быть как легкими пехотными, так и тяжелыми моторизованным.

Вашингтон готовит армию Украины к войне, при этом создает внутри нее ядро, которое в будущем может стать основой военной машины, ориентированной на стандарты НАТО. США намерены зарабатывать на этой войне, и как во всех прочих конфликтах, где они создавали армии-сателлиты, интересы американского ВПК идут вровень с геополитическими интересами правительства.

Отсюда.

И это..

Pages: 1 2

Обама начинает и…

На этой неделе Обама начинает свое противостояние с Республиканцами, которые, после промежуточных выборов теперь контролируют Сенат.

Пока, основными “точками пересечения” является строительство нефтепровода через территорию США в Канаду и Иммиграционная реформа. Республиканцы грозятся начать депортировать всех “нелегалов”, которые будут установлены соответствующими службами как живущие в стране незаконно.

Обама обещал провести реформу, с возможностью всем “нелегалам” легализоваться. Где-то я видел цифру в несколько миллионов нелегально проживающих в стране.

Президент Обама давал обещания баллотируясь на второй срок в “Белом Доме”. Как я понимаю, таким образом он обеспечил себе голоса испаноговорящей части избирателей.

В первом случае, с нефтепроводом, у Обамы есть только право “вето”, которое он грозится применить. С иммиграционной реформой все обстоит сложнее. Впрочем, Обама может и здесь воспользоваться правом “вето”.

Как бы то ни было, а за оставшиеся два года президенства, если Обама не сможет провести реформу так, как он это обещал, — он может стать самым недееспособным Президентом. Его заслуга пока, — только реформа здравоохранения, так называемая ObamaCare. Но и это достижение Президента Республиканцы планируют “обнулить”.

Два оставшиеся года для Обамы обещают быть очень “веселыми”.

Pages: 1 2

А, вот это, уже интересно…

..Особенно, то что подчеркнуто..

На этой неделе американский бизнесмен Джим Роджерс, которого принято считать одним из гуру инвестиционного мира, впервые вошел в совет директоров российской компании. В 1973 году Роджерс вместе с Джорджем Соросом основал хедж-фонд Quantum, сейчас ему 71 год, он живет в Сингапуре и управляет собственным инвестиционным фондом Rogers Holdings. Раньше финансист не редко критиковал Россию. В разгар финансового кризиса 2009 года он предупреждал, что инвестировать в российские бумаги рискованно – слишком высоки политические риски. Но сейчас, как ни странно, кажется, передумал.

У вас репутация инвестора-«еретика», часто идущего вопреки рыночным тенденциям. В марте, когда разразился конфликт вокруг Украины, вы заявили, что самое время покупать российские акции. А сейчас вы посоветовали бы вкладываться в российские активы? И как обстоят дела с вашими инвестициями в Россию?

Я покупаю некоторые российские бумаги. У меня есть акции «Фосагро», Московской биржи и «Аэрофлота», ориентированных на Россию фондов ETF. Полагаю, что сейчас акции многих российских компаний очень дешевы, при этом фундаментальные факторы не изменились – в долгосрочной перспективе они будут работать на создание стоимости. Если вы рассматриваете Россию в длительной перспективе, как я, то сейчас самое время покупать.

Как вы относитесь к западным санкциям в отношении России? Нет ли риска того, что санкции будут расширяться и затронут другие сектора экономики?

Без комментариев.

В 2012 году вы стали советником ВТБ. Вы бы порекомендовали покупать акции банка сейчас, на фоне санкций?

Pages: 1 2

Интересная статья…

…На мой взгляд.

Правда, не знаю, насколько оно все так, как описано.

Вот, кстати, у меня вопрос: Так мы, действительно, говорим о демократии/недемократии в России?

Или вопрос о подчинении ее?

Я, — наивный. И не верю в “теорию заговора”, о которой сейчас много говорят в России.

Тайная месть Обамы
Запад обещает обесценить рубль и акции наших компаний
Запад в погоне за контролем над Кремлем предлагает обрушить акции крупнейших российских компаний, что должно вызвать смятение в рядах управляющих ими «друзей Путина», пишет на страницах итальянской газеты La Stampa американский эксперт по России и Украине Андерс Аслунд. По его мнению, это также приведет к обрушению рубля. Эксперт полагает, что в совокупности эти меры окажутся эффективным средством влияния на политику России, поскольку «пульсирующее сердце российских финансов находится в Лондоне, 70% российских бондов – в портфелях западных инвесторов» (перевод InoPressa.ru).

Дополнительной мерой должен стать арест счетов чиновников российского правительства в европейских финансовых институтах в рамках углубленных расследований схем по отмывке денег.
По мысли Аслунда, такой набор рецептов принудит Кремль следовать в фарватере Америки без применения силы. Невозможность и бессмысленность военного конфликта с Россией ему очевидна. Дистанционно управлять нашей страной Запад надеется при помощи финансов и энергетики.
О том, что угроза применения санкций на рынках нефти и газа является стопроцентным блефом, «СП» уже рассказывала 2 марта с.г.. А вот угроза финансового давления на крупнейшие корпорации России может быть действительно реализована. Правда, и эта дубина может ударить по западным странам. Если наши компании потеряют часть своей репутации, то западные инвесторы потеряют вложенные в наши акции деньги, а западные корпорации утратят российский рынок, полагают отечественные эксперты.
Возможности Запада на фондовом рынке оценила для «СП» исполнительный директор Института развития ГУ-ВШЭ «Высшая школа экономики» Наталья Акиндинова:

– На любом крупном рынке есть масса неформальных возможностей влияния на ход торгов. Объем торгов на той же Лондонской бирже, на которой в основном обращаются бумаги российских эмитентов, очень велик. Там есть действительно крупные негосударственные игроки, которые могут при большом желании диктовать курс акций компаний и даже национальных валют других государств. Поэтому теоретически реализовать предложения Аслунда вполне возможно.
Но я не могу представить, чтобы это официально было объявлено как пакет мер какими-нибудь официальными западными структурами, например администрацией Барака Обамы, поскольку манипулирование рынками уголовно наказуемо, и никакие западные законы не допускают использовать такие схемы.
Другое дело, что факт какого-либо неформального сговора фактически нельзя доказать. Даже известная история с обрушением Соросом курса английского фунта стерлингов в начале 1990-х годов является выводом аналитиков, но она никем не доказана, и только поэтому Джорджа Сороса не привлекли к уголовной ответственности. Формально, он ни при чем.
Поэтому Обама может неофициально обратиться с просьбой к каким-то частным фондам с просьбой сыграть так или иначе на бирже. И тогда наши корпорации ощутят последствия этого. Впрочем, можно видеть по движению стоимости акций наших компаний за рубежом, что нечто подобное уже происходит.
Continue reading “Интересная статья…” →

Pages: 1 2

Из британской прессы…

А если точнее, то от The Telegraph

О санкциях.

The sanctions fight with Russia could make Britain go hungry
We are used to having plentiful food, and at an affordable price. But the crisis in Ukraine should remind us that we cannot take Britain’s food security for granted

By Tim Benton
11:35AM BST 11 Aug 2014

Savvy scientific decisions to protect our own food production and reduce dependence on Russia can pay dividends for the environment, and ensure the UK population can still enjoy its daily bread.
Wheat is the second most important crop in the global food system, delivering a staggering 1.8 petacalories per year (that’s 1800 million million). It serves as the basis of a significant amount of the sorts of food we eat: we consume on average two kilograms of wheat-based foods per week – be it pizza, pasta, or a slice of toast in the morning.
Russia is a major producer of wheat, and thanks to optimum growing temperatures this year is expecting a bumper crop of over 50 million tonnes, a significant amount of which is exported via the Crimean ports. However, sanctions imposed on Russian banks are likely to drive up wheat prices in 2015, as Russian farmers will find it harder to access finance to produce their main crop. In a tit-for-tat move, Russia has banned food imports from the EU, US and Australia.
These events are a sharp reminder that the international trade in food we take for granted can be built on shaky foundations. Last week, the National Farmers Union pointed out that if there were a significant hiatus in international trade, the UK is potentially exposed, as we produce only about 62 per cent of the food we consume.
Over the next 34 years, global demand for food is expected to almost double if current trends continue. It’s not just political tensions that could affect our food supply into the future. Climate change is gradually warming the earth, and also creating more extreme weather. When it is hot and dry, it is likely to get hotter and drier. When it is raining, the rainfall is likely to fall harder for longer.

Полностью статья здесь.

Некоторое пояснение. Я не делаю переводов статей. Прошу прощения, но.. вот так. В Сети достаточно мест, где Вы можете без каких-то проблем воспользоваться переводчиком. Я понимаю, что это все будет совсем не то же самое, что “живой” перевод, но… какое-то мнение о написанном Вы сможете составить. К тому же, есть неплохой сайт inosmi.ru, где очень часто и достаточно оперативно переводы некоторых интересных для России статей появляются.

P.S. Могу перевести заголовок статьи, чтобы было понятно, о чем речь. “Борьба санкций с Россией может привести к голоду в Великобритании.”

Из предыдущей статьи…

Первый раз читал все это с телефона, оттуда же и опубликовал со ссылкой.

Сейчас перечитал. Весьма любопытно…

Chastened by the backlash to the previous government shutdown, Republican leaders dropped demands for dramatic spending cuts and overhauls of health insurance, although their right wing remains unconvinced. Democrats, eager for positive news after the stumbles of the new health care program, put aside their calls for higher tax revenue. The modest agreement that resulted will roll back across the board cuts Congress itself passed as a punitive measure. It replaces them with targeted savings and new revenue from fees and sales, allowing spending to increase over the next two years by $62 billion without changing the path of deficit reduction.

The winners:

  • The economy, which stands to expand more rapidly with renewed public spending.
  • Oil companies, who can now work with Mexico’s state oil company to explore deep water reserves in the Gulf of Mexico thanks to a diplomatic agreement approved in the bill.
  • Defense contractors with appropriations restored.
  • Recipients of government services and government employees who won’t be laid off.

Pages: 1 2