Weather

My Archives

Calendar

September 2020
S M T W T F S
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

ClustrMaps

Login

Американцы боятся голода.

В то время, когда число американцев у которых был обнаружен coronavirus перевалило за 1 000 000, вдруг оказалось, что американцев начал пугать голод.

(CNN) More people in need. Less food being donated. And volunteers staying home.Food banks across the nation are facing a perfect storm as they try to help the growing number of hungry Americans amid the coronavirus pandemic.
Millions of people newly unemployed mean food banks, food pantries and soup kitchens are seeing a flood of new clients appearing at their doors, just as supplies are dwindling because of growing demand from consumers stuck at home.

Food banks are reporting a 40% increase in demand, on average, said Katie Fitzgerald, chief operating office at Feeding America, a network of 200 food banks and 60,000 food pantries and meal programs nationwide. Some say they are seeing double to quadruple the number of people asking for help.
 
Continue reading “Американцы боятся голода.” →

Изображаем деятельность.

Иногда я наблюдаю за тем, как меняется Dow Jones.

К примеру, два дня назад он “упал” на 500 или больше пунктов. Вчера он на почти столько же “подрос”. Сегодня “подрос” на еще чуть-чуть.

Вопрос: — это таким образом показывается что экономика работает? Или то, что она все еще есть? Имею в виду, — экономика?

А с чего-бы? Люди, практически во всех странах, в основном, сидят по домам.

Про Трампа и Америку…

И про то, что здесь происходит.

Мне показалось очень интересной статьей.

О фигуре Дональда Трампа будут спорить еще долгие годы. Какова его роль в истории Америки? Кто он? Американский герой — супермен, борющийся один против всех за правду американской глубинки против «вашингтонского бюрократического болота»? Новый Джордж Вашингтон, оставивший свою любимую плантацию, чтобы возглавить войну за свободу от кабалы глобальных элит (тогда — британского короля Георга III). Самовлюбленный эксцентрик, решивший добавить к своим реалити-шоу роль президента США? А может быть, неординарность личности Трампа отражает беспрецедентность развертывающейся в Америке революции?

В том, что в Соединенных Штатах происходит именно революция, то есть «радикальное, коренное, глубокое, качественное изменение в развитии общества», нет никакого сомнения. Все ее классические элементы — от экономических проблем, провоцирующих массовую мобилизацию на фоне нарратива перемен, до паралича элит, погрязших в междоусобных разборках, до атмосферы глобального кризиса, дезориентирующего старую власть и ожесточающую новую, — налицо.

Более того, в Америке одновременно идут две революции. Первая — та, что на поверхности, — политическая, ведет к слому монополии американских «универсалистов-глобалистов», которые завели страну в тупик, и приходу националистов. Эта революция — в своем апогее.

Вторая революция пока почти незаметна, но именно она определит, какими будут Соединенные Штаты через 10, а возможно, и 30 лет. Эта вторая революция медленно, но неумолимо приближается. Скоро она столкнет между собой консерваторов и социал-либералов, или, сильно упрощая — наследников Рейгана и наследников Рузвельта.

Трамп является если не вдохновителем, то безусловным символом первой революции. Ирония истории заключается в том, что своей победой он расчищает дорогу к поражению своих сторонников во второй.

Причины первой революции не вызывают сомнений. С конца 1980-х Америка вступила в имперскую эпоху. В отсутствие идеологических конкурентов американская политическая система загнила, закостенела. В Вашингтоне вырос «имперский класс», который решил, что его звездный час никогда не кончится. Как в Древнем Риме, возникла типично имперская элита, идеологию которой можно назвать универсализмом. Веря в фукуямовский «конец истории», она провозгласила универсальность американской системы (то есть то, что существующие в США принципы организации экономической и политической жизни являются единственно верными и должны быть распространены на весь мир). Универсалисты полностью контролировали американскую повестку дня от Билла Клинтона до Трампа, независимо от того, к какой партии принадлежал президент и какой был расклад на Капитолийском холме, поэтому деление на республиканцев и демократов давно потеряло смысл.

Универсалисты создали понятие глобализации и идеального «глобального» человека будущего, который существует вне контекста социальной принадлежности, пола, цвета кожи и страны. Этот стерильно толерантный индивидуум символизирует глобально-коннектированную, полностью уверенную в своей правоте элиту, которая смотрит CNN и тусуется в Давосе. Исторически и ментально универсализм опирается на англосаксонский белый протестантский активизм — на понимание роли США как избранного Богом защитника вселенского добра от зла и утверждение киплинговского «бремени белого человека» как модели развития мира.

Нынешняя универсалистская элита даже забыла, как делаются деньги: большинство ее представителей никогда не занимались бизнесом, это обслуживающие систему профессиональные политики, партийные активисты, журналисты, профессора, бюрократы, руководители благотворительных фондов и созданных на политические гранты НКО.

Эта элита получает деньги только потому, что является политической и идеологической надстройкой над американской имперской системой. Именно потому она настолько агрессивна в попытках сохранить свои позиции, что по-другому кормиться просто не сможет. Как показывают недавние события в Шарлотсвилле, чтобы сломать Трампа, она даже готова развязать новую гражданскую войну.

Лишь в последние несколько лет, после череды военных и финансовых провалов со стороны универсалистов, у их противников — консерваторов-националистов — появился шанс. У американских предпринимателей, теряющих конкурентоспособность, и у нищающего американского среднего класса возник общий интерес в победе национального перед глобальным. Призыв Трампа к джексоновской, антиэлитной, традиционной, самодостаточной Америке нашел отклик среди всех тех, кто чувствовал страх за свое будущее, за свой образ жизни.

Националист Трамп поставил точку в глобализации, прямо назвав весь мир конкурентом США. Но он также положил конец лицемерию Америки, лицемерию прежде всего по отношению к самой себе. С появлением Трампа пришел конец политкорректности — этакому эсперанто универсалистов, которая контролировала, суживала общественную дискуссию до допустимых элитами рамок и дискредитировала, объявляла вне закона все идеи, выходившие за эти рамки, вместе с их авторами. Это была самая страшная цензура. Публично навешивая ярлыки (вспомните «русских хакеров»), она навсегда выводила из игры неугодных вместе с их идеями. Кстати, Токвилль предупреждал об американском идеологическом тоталитаризме еще 150 лет назад!

Pages: 1 2

Что происходит в Белом Доме…

Видение одного из советников Президента Трампа…

You might think from recent press accounts that Steve Bannon is on the ropes and therefore behaving prudently. In the aftermath of events in Charlottesville, he is widely blamed for his boss’s continuing indulgence of white supremacists. Allies of National Security Adviser H.R. McMaster hold Bannon responsible for a campaign by Breitbart News, which Bannon once led, to vilify the security chief. Trump’s defense of Bannon, at his Tuesday press conference, was tepid.

But Bannon was in high spirits when he phoned me Tuesday afternoon to discuss the politics of taking a harder line with China, and minced no words describing his efforts to neutralize his rivals at the Departments of Defense, State, and Treasury. “They’re wetting themselves,” he said, proceeding to detail how he would oust some of his opponents at State and Defense.

Needless to say, I was a little stunned to get an email from Bannon’s assistant midday Tuesday, just as all hell was breaking loose once again about Charlottesville, saying that Bannon wished to meet with me. I’d just published a column on how China was profiting from the U.S.-North Korea nuclear brinkmanship, and it included some choice words about Bannon’s boss.

“In Kim, Trump has met his match,” I wrote. “The risk of two arrogant fools blundering into a nuclear exchange is more serious than at any time since October 1962.” Maybe Bannon wanted to scream at me?

I told the assistant that I was on vacation, but I would be happy to speak by phone. Bannon promptly called.

Far from dressing me down for comparing Trump to Kim, he began, “It’s a great honor to finally track you down. I’ve followed your writing for years and I think you and I are in the same boat when it comes to China. You absolutely nailed it.”

“We’re at economic war with China,” he added. “It’s in all their literature. They’re not shy about saying what they’re doing. One of us is going to be a hegemon in 25 or 30 years and it’s gonna be them if we go down this path. On Korea, they’re just tapping us along. It’s just a sideshow.”

Bannon said he might consider a deal in which China got North Korea to freeze its nuclear buildup with verifiable inspections and the United States removed its troops from the peninsula, but such a deal seemed remote. Given that China is not likely to do much more on North Korea, and that the logic of mutually assured destruction was its own source of restraint, Bannon saw no reason not to proceed with tough trade sanctions against China.

Contrary to Trump’s threat of fire and fury, Bannon said: “There’s no military solution [to North Korea’s nuclear threats], forget it. Until somebody solves the part of the equation that shows me that ten million people in Seoul don’t die in the first 30 minutes from conventional weapons, I don’t know what you’re talking about, there’s no military solution here, they got us.” Bannon went on to describe his battle inside the administration to take a harder line on China trade, and not to fall into a trap of wishful thinking in which complaints against China’s trade practices now had to take a backseat to the hope that China, as honest broker, would help restrain Kim.

“To me,” Bannon said, “the economic war with China is everything. And we have to be maniacally focused on that. If we continue to lose it, we’re five years away, I think, ten years at the most, of hitting an inflection point from which we’ll never be able to recover.”

Bannon’s plan of attack includes: a complaint under Section 301 of the 1974 Trade Act against Chinese coercion of technology transfers from American corporations doing business there, and follow-up complaints against steel and aluminum dumping. “We’re going to run the tables on these guys. We’ve come to the conclusion that they’re in an economic war and they’re crushing us.”

But what about his internal adversaries, at the departments of State and Defense, who think the United States can enlist Beijing’s aid on the North Korean standoff, and at Treasury and the National Economic Council who don’t want to mess with the trading system?

“Oh, they’re wetting themselves,” he said, explaining that the Section 301 complaint, which was put on hold when the war of threats with North Korea broke out, was shelved only temporarily, and will be revived in three weeks. As for other cabinet departments, Bannon has big plans to marginalize their influence.

“I’m changing out people at East Asian Defense; I’m getting hawks in. I’m getting Susan Thornton [acting head of East Asian and Pacific Affairs] out at State.”

But can Bannon really win that fight internally?

Pages: 1 2

Удивительные цифры…

Обнаружил статью о США, и решил оставить у себя.

В статье есть цифры, которые для меня лично стали большим откровением.

Почему Трамп стал президентом: реальные причины от бывшего топ-менеджера Lehman Brothers

Лоуренс Макдональд, работавший вице-президентом в Lehman Brothers и являющийся автором бестселлера о его крахе, на прошлой неделе посетил Москву и выступил на конференции «Глобальная экономика и финансовые рынки в эпоху неопределенности: сценарии и прогнозы», в рамках которой разъяснил причину победы Дональда Трампа на президентских выборах в США. Антон Запольский из Национального рейтингового агентства записал тезисы известного финансиста – получилось очень познавательно.

В мой первый приезд в Россию, который пришелся на период сразу после завершения исторической президентской кампании в США, я с удивлением обнаружил, что повестка дня у мейнстрим-медиа у меня на родине и в России почти ничем не отличается. Хотя я ожидал, что период официального охлаждения в отношениях между нашими странами побудит российские СМИ более скептически относиться к новостям американских медиа, продемонстрировавших в эту избирательную кампанию свою феноменальную ангажированность и тенденциозность. Я был уверен, что здоровый скептицизм и возможность оценки событий издалека помогут российским СМИ остаться более или менее объективными, однако сейчас я понимаю, что в целом ошибся.

И у себя в Нью-Йорке, и здесь в Москве я увидел поразительно схожие между собой клише и медийные истории, демонстрирующие общественности основные трактовки «сенсационных» результатов президентской кампании и причин победы на выборах Дональда Трампа. Мне кажется, пора двигаться дальше и показать несколько иную картину произошедших событий, основанную на более чем красноречивых фактах.

ПОБЕДА ТРАМПА – ЭТО НЕ СЕНСАЦИЯ

За прошедшие полтора года с момента выдвижения Дональда Трампа на президентский пост в 2015 году его путь в точности повторил типичный путь лидера по Махатме Ганди: «Сначала тебя не замечают – потом над тобой смеются – потом сражаются – потом ты выигрываешь». Безусловно, отношение к Трампу как к самому невероятному победителю президентских выборов сыграло ему на руку, но не стало основной причиной. Давайте посмотрим на статистику.

стат
Continue reading “Удивительные цифры…” →

Pages: 1 2

Про российскую экономику…

Почти не слышно этих голосов…

– Руслан Семенович, все ваши коллеги делятся прогнозами о будущем нашей экономики. Правда, при этом упирают на неизбежный рост цен на нефть. При этом такое впечатление, будто все их выкладки меняются каждодневно, как не самый точный прогноз погоды. Но главный посыл известен: «Мы будем жить хорошо – но не завтра».

– Прежде всего, предлагаю понять следующее: нынешний наш экономический кризис – полностью рукотворный. Он абсолютно не связан с проблемами мировой экономики. Это – не голословное утверждение, многие государства Запада и Востока сегодня демонстрируют экономический рост. Однако не вижу у нас сегодня «государевых слуг», которые бьют себя в грудь кулаком и посыпают голову пеплом, признавая свои ошибки.

Все в голос рапортуют: «Исправим, бу сделано, чего изволите!». Только завтра, а лучше – послезавтра. К примеру, малозамеченным прошло заявление министра экономического развития Алексея Улюкаева о том, что России понадобится 50 лет, чтобы стать передовой развитой страной. Почему не 40 или не 60? «Светлое будущее» нам уже сулили, обещая построить коммунизм к 1980 году.

По этому случаю я всегда напоминаю собеседникам забытый уже анекдот. Выступает Никита Сергеевич Хрущев, объясняет, что мы сейчас твердо встали на путь строительства коммунизма, все будет хорошо, мы идем верной дорогой. Вопросы? Человек из зала спрашивает: «Мы идем к коммунизму, но есть-то нечего!». На что советский лидер ему категорично отвечает: «А в пути никто кормить и не обещал! Кто дойдет, тому все и будет».

Вот с этих позиций я и расцениваю нынешние радужные прогнозы. Министр экономического развития фактически растолковывает всем нам, что мы еще не дозрели до счастья, до нормальной хорошей жизни, идите, работайте и мечтайте, что ваши внуки станут жить лучше. Может быть, станут… Давайте четко отделять намерения от возможностей их реализации. Помню, в советские времена был изобретен термин, который назвали религией: «завтрабудизм». Сегодня плохо, но вот завтра все у всех будет.

– Но, согласитесь, тогда была идея, конкретная цель: от каждого по способностям – каждому по потребностям. Сегодня мы не можем – или не хотим – четко сформулировать наших задач.

– Да, с коммунистическими лозунгами была полная ясность. Они были понятны, при всей их очевидной многим утопичности, большинство верило, что, в конце концов, мы к коммунизму придем. А сейчас у нас нет никакой миссии, стратегии. Что мы можем предложить людям? Строить «гуманный капитализм»? Защищать наш капитализм от капитализма западного? В конце восьмидесятых – начале девяностых годов мы страдали пылкой любовью к Америке, мы туда ездили, обнимались с первым встречным, в обморок падали от избытка чувств. О нынешнем отношении к Соединенным Штатам говорить будем? Уверен, лишнее.

Pages: 1 2

По поводу разных фондов в будущее…

Очень любопытный пост. Как я понимаю, Российский Фонд тоже из той же серии.

Надо сказать, что для меня “Фонд будущих поколений”, а равно “Стабилизационный фонд”, “Резервный фонд” и любые их клоны, размещаемые где угодно, но только не на той территории, которую предполагается стабилизировать и развивать для будущих поколений – непереводимая игра слов.

Будущие поколения традиционно хотят самореализоваться и быть полезным и нужным. Хотят, чтобы у них был выбор между несколькими направлениями науки и техники, несколькими рабочими местами. Стабилизационный фонд разумнее всего накапливать на той территории, которую предполагается стабилизировать, причем не в виде стопки бумажек, которые завтра могут оказаться макулатурой, а в виде дорог, мостов, высокотехнологичных производств и научных разработок, имеющих конкретное прикладное применение.

У Вас есть лишние сегодня деньги? Вложите в фундаментальные научные исследования, которые как раз дадут результат, когда родившиеся сегодня будут вставать на крыло. Хотите сделать долгосрочные вложения? Посадите дубовый лес, который уже сейчас стоит в Европе 1 млн за гектар. 1 000 гектаров дубрав – миллиард баксов для будущих поколения через 100 – 200 лет. Чем не вложения?

Полностью, — здесь.

Мне кажется, очень правильные размышления.

У меня есть знакомый американец, который ушел на пенсию в 56 лет. Или даже раньше, могу ошибаться. Ушел из очень хорошей компании, если точнее, то уходил он на пенсию из компании Nike, с позиции менеджера. Может быть кто-то не знает, но головной офис компании находится как раз у нас, в Портланде. Точнее, находится он в городе Beaverton, но, это все равно как в Портланде. Кстати, Президент Обама месяц назад приезжал как раз в Nike. Когда мой друг уходил на пенсию, я спросил его, на что он будет жить? Он сказал, что будущее обеспечено. Осталось дождаться только того момента, когда можно будет жить на те деньги, которые он получил при уходе на пенсию. Там была какая-то причина, по которой он не мог брать деньги в тот момент и более того, не будет иметь возможности жить на те средства, до достижения какого-то возраста. Точнее, он мог бы это делать, но терял бы очень много на процентах отходящих к Государству, если я не ошибаюсь.

Но, — сказал он мне тогда, — я совсем не беспокоюсь, потому что средства вложены в разные ценные бумаги так, что если даже какая-то одна компания, в ценные бумаги которой вложены его средства, разорится, то все равно потеряет он не очень много.

…А потом грянул 2008-ой год.

Теперь он опять работает, хотя и силы уже не те. Но по-иному невозможно, потому что потеряно в том кризисе было почти все.

Россия собирает золото…

Примерно так называется статья из газеты The Washington Times.

Так они пишут про страну, экономика которой “разорвана в клочья”.

MOSCOW — The Central Bank of the Russian Federation announced this week on its website that in March, Russia bought approximately 30 tons of gold, bringing its total gold reserves to 1,238 metric tons. Russia is now the fifth-largest holder of gold reserves, according to the International Monetary Fund. And this is only the gold that Russia wants to the world to know about! As with China, Russia may not be fully reporting its gold reserves to the IMF, which is dominated by the United States. The West should be worried about China’s hoarding of gold as well, but that’s for another column.

Why is this a problem for the West? It’s not if taken in a vacuum of world events. However, when coupled with recent geopolitical history, Russia hoarding gold is a sign of things to come. It is a window into the mind of Russian President Vladimir Putin.

One only has to look at the fiscal and monetary foolishness of the current administration to understand that our overwhelming sovereign debt, profligate spending, and looming vulnerability of our currency, will ultimately bring disaster. Any objective observer can see that our adversaries are looking to the future and attempting to exploit our weaknesses. In the military, they call it assymetric warfare. I’ll just call it smart long-term strategy.

Russia, in spite of all its xenophobia and authoritarianism, has one bright, shining characteristic — Russia does what it thinks is good for Russia. It does things that the Kremlin believes will enhance its national power. It doesn’t do things to appeal to some Western, idealistic, feel-good, politically correct agenda. They’ve been there, done that, and it just didn’t work. It was called the Union of Soviet Socialist Republics. Why the West hasn’t learned from their experience I can’t understand as we are heading down that road.

Russia is not socialist or communist. They are nationalist. In some ways, you could say Russia is more laissez-faire capitalist than the West. There is no safety-net to speak of and oligarchs rule the country. I’ve always said Russia is, in many ways, a hundred and fifty years behind the West in its development. They are experiencing the age of the robber barons with all the problems that type of society will bring.

Moscow is hoarding gold because it believes this will enhance the ruble’s value and stability. Just like China, Russia playing the long game. Russia sees the decline of the economic power of the West and is preparing for the day when the tables will turn.

Pages: 1 2

Весьма странный бизнесмен…

В нынешней ситуации он решил вкладываться в Россию…

Инвестируйте в Россию

«Россия — это один из самых привлекательных рынков с точки зрения инвестиций для меня», — сказал Роджерс. По его словам, есть множество точек роста.

«Впервые я приехал в Россию в 1966 году и был настроен очень пессимистично. Я был уверен, что Россия не покажет хорошие результаты в ближайшие 46 лет. В 2012 году я изменил свое мнение», — сказал Роджерс. За это время, по его словам, многое изменилось: «Произошли изменения в Кремле, изменился подход к делам. Все изменилось в лучшую сторону».

Роджерс вкладывает в фондовый рынок России. «Сейчас фондовый рынок России находится на спаде. И это очень хорошая новость для меня. Когда вы покупаете на спаде, то у вас есть хорошие возможности для роста. Это может занимать до пяти лет, но кризис обязательно проходит, и вы выигрываете», — сказал Роджерс. По его мнению, российский фондовый рынок является лучшим рынком 2015 года.

Сам Роджерс инвестирует в бумаги Московской биржи, «Аэрофлота» и «Фосагро». В совет директоров последней компании Роджерс вошел в прошлом году.

Наиболее перспективным направлением Роджерс считает сельское хозяйство. «Это перспективное направление. Я уверен, что оно будет развиваться, иначе нам всем нечего будет есть», — сказал он.

Также хорошей инвестицией Роджерс назвал российские ОФЗ.

Инвестируйте в Китай

Pages: 1 2

Любопытная статья. 2008-ой год…

Действительно, любопытно. Учитывая все, происходящее сейчас на Украине.

Pages: 1 2

The Washington Post…

Статья из газеты об экономике Украины. В общем-то, в статье утверждается, что экономики почти нет.

Ukraine, to use a technical term, is broke. That’s what you call a country whose currency has lost half its value in just two days.

The problem is simple: Ukraine has no money and barely any economy. It’s already talking to the IMF about a $15 billion bailout and what’s euphemistically being called a debt “restructuring”—i.e., default—as its reserves have dwindled down to $6.42 billion, only enough to cover five weeks of imports. (Three months worth is considered the absolute least you can get by with).

So it was more than a bit belated for Ukraine to stop spending the few dollars it does have on propping up its currency, the hryvnia. It took until Thursday for it to do that, though, and, when it did, the reaction was swift and it was violent. The hyrvnia fell from 16.8 to 24.4 per dollar, and then again to 25.3 on Friday, on the news that the government wouldn’t intervene it in anymore. In all, it was a 50 percent decline in 48 hours. And this was despite the fact that its central bank simultaneously jacked up interest rates from 14 to 19.5 percent to try to get people to hold their money in hyrvinia that would pay them a lot instead of dollars that wouldn’t. That, as you can see, didn’t exactly work.

Pages: 1 2

СМИ на Западе и в России. И не только о СМИ…

Статья про это…

In other words, the “free speech” that Washington and its EU, Canadian, and Australian puppet states tout means: free speech for Washington’s propaganda and lies, but not for any truth. Truth is terrorism, because truth is the major threat to Washington.

Washington would prefer to avoid the embarrassment of actually shutting down RT as its UK vassal did to Press TV. Washington simply wants to shut up RT. Lark’s message to RT is: self-censure.

In my opinion, RT already understates in its coverage and reporting as does Al Jazeera. Both news organizations understand that they cannot be too forthright, at least not too often or on too many occasions.

I have often wondered why the Russian government allows 20 percent of the Russian media to function as Washington’s fifth column inside Russia. I suspect the reason is that by tolerating Washington’s blatant propaganda inside Russia, the Russian government hopes that some factual news can be reported in the US via RT and other Russian news organizations.

Pages: 1 2

Это было сказано уже после 2008-го года…

В 2013-ом…

Jamie Dimon On The US Debt Endgame

Yes, it’s ironic to defer to Jamie Dimon, who lately has far more pressing concerns in justifying the non-criminal nature of his enterprise, on anything – especially which does not involve market manipulation – but for once, Jamie actually had it right when it comes to framing the parody of governance in the US and the real debt problem.

From Bloomberg:

Pages: 1 2

Кризис и “антикризисный план”…

…И что он из себя представляет?

Меня интересует вот что:

«Мы не будем увеличивать расходы, мы будем действовать в рамках принятого бюджета. Более того, будут предложены меры по перераспределению ресурсов, по концентрации на наиболее важных и нужных направлениях. И за счет этого будут определены приоритеты», – заявил Силуанов. «В антикризисном плане записано, что мы будем проводить жесткую бюджетную политику, и к 2017 году мы ставим цель выйти на бездефицитный бюджет при прогнозной цене на нефть на уровне $70/барр.», – уточнил министр. «Кроме того, наша задача состоит в том, чтобы не тратить бездумно суверенные резервы РФ. Меры по оптимизации бюджета, по реализации структурных реформ заложены в антикризисный план. План рассчитан примерно на один год, но в нем предусмотрена подготовка новых структурных реформ, для того чтобы мы имели новое качество госуправления, новое качество бюджета, с тем чтобы мы сохранили наши резервы и не потратили их за 1-2 года», – отметил глава Минфина.

Pages: 1 2

Обама и экономика России…

Статья в “Politico”.

Speaking at a Moscow event in early October, Russian President Vladimir Putin sounded cocky about the sanctions imposed on his country by Washington and its European allies. The penalties, Putin said, were “utter silliness” that would only hurt Western businesses.
But now that Russia’s economy is rapidly imploding, with oil prices plunging and the ruble collapsing, Putin is the one feeling the pain. And the question already being debated in Washington is whether President Barack Obama’s strategy of economically sanctioning and isolating Russia deserves any credit.
Story Continued Below
“It’s hard to disaggregate out the independent effects of the sanctions from the bigger story. Obviously the driver is oil prices,” said Obama’s former ambassador to Moscow, Michael McFaul.
“That said, there is no doubt that sanctions raise uncertainty about the Russian economy. Their own minister of economic development said today that the ruble is falling faster than the macroeconomic indicators would suggest it should be,” McFaul added.
Republicans, who have long maligned Obama’s policy as too timid, were more skeptical. “I think it’s a pretty hard sell to say that the sanctions strategy on Russia is what is tanking the ruble right now,” said a senior congressional GOP aide.
“The impact of sanctions is absolutely marginal in this story,” added the aide.
Though the cause is disputed, no one disagrees that Putin’s economy is in crisis. On Tuesday, the Russian ruble fell nearly 6 percent in value — and is down by nearly half since Putin’s Oct. 2 comments. The price of oil, on which Putin’s economy relies, has plunged by about a third. Trying to stem the damage, Russia’s central bank has cranked up interest rates to a whopping 17 percent. Still, analysts see little relief ahead for a Russian economy in a spiral that recalls a 1998 crash that required massive international aid — and which rocked Moscow’s political leadership.
“We couldn’t imagine what’s happening in our worst nightmare even a year ago,” Sergey Shvetsov, a senior Russian central banking official, said in Moscow on Tuesday.
Continue reading “Обама и экономика России…” →

Pages: 1 2

BBC сообщает…

Про экономику Украины…

At the warehouse of Modnakasta, one of Ukraine’s largest online retailers, the air hums with the lively chatter of workers and sound of hundreds of boxes being packed and sealed.

It sounds like success: clothing, footwear, household goods and bathroom items are all being loaded and then shipped throughout the country.

And indeed the company’s owner, Andriy Logvin, says business has rocketed since it began four years ago.

But because of Ukraine’s deteriorating economy, he says that right now the company is just managing to keep its head above water. Business has doubled in the past year, but because of the drop in value of the national currency, the hryvnia, he is barely breaking even.

A vicious war is raging in the country’s east, where pro-Russian rebels are defying Kiev. The war has killed at least 5,000 civilians and combatants, laid waste to towns and cities and displaced hundreds of thousands.

And Ukraine is facing another potentially monumental crisis.

Pages: 1 2

Статья выбивающаяся из общего потока…

О властной верхушке на Украине…

Now three former foreigners—ex-American Natalia Yaresko (Minister for Finance), ex-Lithuanian Aivaras Abromavičius (Minister For Economy and Trade) and ex-Georgian Alexander Kvitashvili (Minister for Public Health)—are firmly established in their new cabinets. They are just the beginning. They gave up their U.S. and European passports with only two benefits in return: a $200-a-month salary and the chance to build a prosperous new Ukraine.

In a strange twist of fate, the Ukrainian ministers during their meetings now have to speak hated Russian—former foreigners do not speak Ukrainian well enough and locals do not speak English at the level necessary for complicated discussions on how to save a Ukraine economy that is disappearing before their eyes.

Pages: 1 2

Последствия от понижения цен на нефть…

То, что в России последствия печальные, — уже известно всем.

Теперь, — не из России.

Pages: 1 2

“Мечты, мечты!..” — ©

Как я понимаю, пока это только надежды…

Так называемая политика «деофшоризации» и национализации стала основой третьего президентского срока Путина, и теперь она набирает дополнительные обороты в связи с санкциями и экономическим кризисом в целом. Вероятность конфликта между Путиным и экономической элитой довольно низка, тем не менее, все мы хорошо знаем, что если массовое изъятие вкладов начинается, остановить его практически невозможно. Обычно Путин использует действия своих соперников, чтобы реализовать собственные планы, которые в данный момент заключаются в том, чтобы консолидировать элиту наверху и сплотить народные массы вокруг национального флага в более широком смысле.

Путин сделал все возможное, чтобы не продемонстрировать свою слабость на публике. В ходе своего ежегодного обращения к Федеральному Собранию 4 декабря 2014 года, Путин изложил ключевые проблемы, с которыми сталкивается Россия, в традиционной для него уверенной манере. Однако он отметил — что стало довольно неожиданным шагом, что текущий кризис приведет не к усилению контроля государства, а скорее к либерализации и развитию более динамичного сектора малого и среднего бизнеса, поскольку он позволит избавиться от мертвого груза в лице бюрократии. Более того, он подчеркнул, что Россия не будет искать модели будущего развития в своем прошлом.

Pages: 1 2

Цены на нефть и не только они…

Интервью с Президентом Обамой.

INSKEEP: Are you just lucky that the price of oil went down and therefore their currency collapsed or…

OBAMA: Well…

INSKEEP: Is it something that you did?

OBAMA: If you’ll recall, their economy was already contracting and capital was fleeing even before oil collapsed. And part of our rationale in this process was that the only thing keeping that economy afloat was the price of oil.

And if, in fact, we were steady in applying sanction pressure, which we have been, that over time it would make the — the economy of Russia sufficiently vulnerable that if and when there were disruptions with respect to the price of oil — which inevitably, there are going to be sometime, if not this year then next year or the year after — that they’d have enormous difficulty managing it.

I — I say that, not to suggest that we’ve solved Ukraine, but I’m saying that to — to give an indication that when it comes to the international stage, these problems are big, they’re difficult, they’re messy. But wherever we have been involved over the last several years, I think the outcome has been better because of American leadership.

Ebola — there was a moment as recently as six weeks ago when people were absolutely convinced that this is a problem we couldn’t solve. Because of American leadership, not only have we not seen another Ebola case here in the United States — and when we do, we’ll be prepared for it — but internationally, resources, medics, testing, science has poured into poor countries. We’re practically rebuilding their public health infrastructure because of our leadership.

It doesn’t happen in two weeks; it doesn’t happen in — in four weeks. But if we’re steady about it and we’re focused and we’re clear that we possess capacities as well as values that require us to engage, that we’ll be successful.

INSKEEP: Just to wrap this up with this idea that you began with, of doing things that you want to do rather than…

OBAMA: Yeah.

INSKEEP: Have to do, has your limited response to ISIS in Iraq and Syria been driven in part by a sense that this is a very dangerous threat, but not the biggest problem the United States faces in the world, and you do not want to be distracted from far bigger things going on elsewhere?

OBAMA: I think we can’t underestimate the danger of ISIL. They are a terrorist network that, unlike Al Qaeda, has not limited itself to the periodic attack but have aspirations to control large swaths of territory, that possess resources and effectively an army that pose great dangers to our allies and can destabilize entire regions that are very dangerous for us.

So, I — I don’t want to downplay that threat. It is a real one; it’s the reason why I’ve authorized, as part of a broader 60 nation coalition, an effort to fight back and to push them back and ultimately destroy them.

Pages: 1 2